Применение ст 63 ук рф

Содержание статьи:

Проблемы применения П. «о» Ч. 1 ст. 63 УК РФ в рамках уголовно-правового механизма борьбы с коррупцией Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Муромцев Геннадий Илларионович, Сорочкин Роман Александрович

В статье рассматриваются теоретические и практические уголовно-правовые проблемы, связанные с применением положений п. «о» ч. 1 ст. 63 УК в совокупности с системой положений уголовного закона о борьбе с коррупцией.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Муромцев Геннадий Илларионович, Сорочкин Роман Александрович,

Clause «o» article 63 of the Criminal Code of the Russian Federation enforcement problems in the aspect of the criminal law corruption struggle mechanism

Article contains theoretical and practical analysis of the criminal law, connected with clause «o» article 63 of the Criminal Code of the Russian Federation enforcement, in the aggregate with the criminal law corruption struggle regulations.

Текст научной работы на тему «Проблемы применения П. «о» Ч. 1 ст. 63 УК РФ в рамках уголовно-правового механизма борьбы с коррупцией»

ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ В РАМКАХ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО МЕХАНИЗМА БОРЬБЫ С КОРРУПЦИЕЙ

Г.И. Муромцев, Р.А. Сорочкин

Кафедра теории и истории государства и права Кафедра уголовного права и процесса Российский университет дружбы народов ул. Миклухо-Маклая, 6, Москва, Россия, 117198

В статье рассматриваются теоретические и практические уголовно-правовые проблемы, связанные с применением положений п. «о» ч. 1 ст. 63 УК в совокупности с системой положений уголовного закона о борьбе с коррупцией.

Ключевые слова: противодействие коррупции, назначение наказания, органы внутренних дел.

Судебная практика последних лет показывает, что самыми распространенными субъектами коррупционных преступлений являются государственные и муниципальные служащие.

Вместе с тем, несмотря на длительность научного изучения коррупции и научной разработки понятия и состава коррупционных преступлений, до настоящего времени уголовно-правовая наука не пришла к единому мнению о понятии субъектов указанных преступлений.

Отсутствие системного исследования определения отечественного понятия и круга субъектов указанных преступлений породило ряд негативных последствий в правоприменении.

Так, одним из следствий это обстоятельства явилось и то, что предусмотренное законодателем в ст. 285 УК РФ понятие должностного лица не находит поддержки у ученых и практиков, так как порождает трудности при квалификации коррупционных преступлений. Несмотря на то, что законодатель, Верховый суд постоянно обращаются к толкованию терминов «должностное лицо», «субъект коррупционных преступлений», абсолютной ясности в этом вопросе нет.

К примеру, изменение организационно-правовых форм предприятий, учреждений, различных органов было вызвано акционированием, приватизацией, сменой собственников. Появившиеся «недолжностные» с точки зрения закона лица осуществляют функции, которые ранее были государственными и после их передачи в другие руки не потеряли своей значимости. Но, выполняя функции государственного контроля, совершая преступления, связанные с получением незаконного имущественного вознаграждения за реализацию этих функций в пользу вознаграждающего их лица, они не несут уголовной ответственности за взяточничество.

Другим подобным негативным следствием явилось, на наш взгляд, изменение норм уголовного закона об обстоятельствах, отягчающих наказание.

Речь идет о введенном Федеральным законом Российской Федерации № 155-ФЗ от 22.07.2010 п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ — «совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел».

Нельзя оспаривать существующее положение вещей: правоприменительная практика доказывает, что сотрудники системы Министерства внутренних дел Российской Федерации действительно достаточно часто совершают преступления коррупционной направленности.

Во многом такая ситуация объясняется, по нашему мнению, рядом фактических обстоятельств. Среди них — сравнительно небольшое официальное денежное довольствие, полагавшееся сотрудникам МВД до недавно проведенной реформы этого ведомства. Кроме того, содержание службы сотрудников этого масштабного ведомства как нигде в других государственных органах состоит в ежедневной реализации властных полномочий: даже рядовой сотрудник данного министерства имеет значительные права на ограничение конституционных прав неопределенного круга граждан и неграждан нашей страны.

Отстаивая обоснованность появления п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ, С.С. Медведев и А.В. Лысенко указывают на следующие обстоятельства: «сотрудники органов внутренних дел, совершающие умышленные преступления, обладают знаниями оперативно-розыскной деятельности, положениями криминалистики, уголовного и уголовно-процессуального законодательства, в силу чего могут успешно скрывать следы совершенного преступления; . более «безопасно» совершать преступления в отношении лиц, нарушивших закон, которые боятся наказания за свои деяния и не верят в возможность привлечения виновных сотрудников к ответственности. Первоначальный доступ к данной категории лиц имеется у сотрудников органа внутренних дел, которые в первую очередь контактируют с задержанными..; многие руководители органов внутренних дел осуществляют попустительство по службе подчиненным и всячески препятствуют рассмотрению правонарушений своих подчиненных, совершаемых ими якобы в целях раскрытия тяжких преступлений, так как не желают портить показатели работы своих подразделений фактами нарушения законности» [5].

Однако в целом по России сотрудники органов внутренних дел не являются самыми коррумпированными. Так, по данным председателя Верховного Суда России, среди осужденных за получение взятки по роду деятельности лидируют государственные и муниципальные служащие — 38%, работники системы здравоохранения — 20%, работники в сфере образования — почти 10% [1].

Следует констатировать и состояние общественного мнения, которое склоняется к выводу о высоком уровне коррупции в рядах сотрудников данного ведомства.

Вышеуказанные факторы, как представляется, обусловили реформу в том числе и уголовного законодательства, направленную на противодействие коррупции в органах внутренних дел.

В результате ч. 1 ст. 63 УК была дополнена пунктом «о».

При этом представители уголовно-правовой науки отмечают наличие, на их взгляд, недостаточной научной проработанности данных положений. Так, в частности, С.С. Медведев и А.В. Лысенко обоснованно предлагают Верховному Суду РФ дать разъяснение на вопрос о том, «как будет учитываться при назначении наказания совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения, и совершение этого же преступления сотрудником органа внутренних дел, если злоумышленник — одно лицо?» [5]. Ряд ученых считают новое отягчающее наказание обстоятельство не соответствующим принципам равенства и справедливости [2; 3].

Считаем, что введение подобного отягчающего наказание обстоятельства не является правильным шагом на пути противодействия коррупции, в связи с наличием прежде всего сомнений в его социальной и правовой обусловленности, а также с учетом аргументов, ранее высказанных А.В. Елинским, С.С. Медведевым, А.В. Лысенко, Т. Кленовой.

Так, в связи с рассматриваемой проблематикой уместно вспомнить общие критерии социальной и правовой обусловленности любой уголовно-правовой нормы.

«Социально обусловленной уголовно-правовую норму можно считать, когда она квалифицирует деяние, которое: 1) причиняет существенный вред социалистическим общественным отношениям; 2) выявляет антиобщественную установку или антиобщественную ориентацию личности; 3) получило такое распространение, что в целом как социальное явление представляет значительную общественную опасность; 4) иные, кроме уголовно-правовых, меры не могут оказать сдерживающего влияния; 5) социальная психология и правосознание граждан созрели для восприятия такого деяния как преступления; 6) установленная ответственность соответствует уровню социалистических общественных отношений, закономерностям развития социалистического общества; 7) она соответствует также принципам и тенденциям эволюции советского уголовного права. Перечисленные критерии могут свидетельствовать о социальной обусловленности уголовно-правовой нормы только в совокупности» [4. С. 114]. Авторы не оспаривают данное высказывание Г.А. Кригера и Н.Ф. Кузнецовой, находя его в целом верным, естественно, за исключением терминов «социалистический» и «советский» применительно к настоящему этапу развития общественных отношений в Российской Федерации. Аналогичную позицию занимает профессор А.В. Наумов: «Общим основанием криминализации (так же, как и декриминализации) соответствующих деяний является переоценка степени их общественной опасности» [6. С. 124].

По нашему мнению, критериями правовой обусловленности новой уголовно-правовой нормы можно назвать: 1) непротиворечивость новой нормы иным нормам уголовного права, чтобы их можно было применять в совокупности; 2) отсутствие иной уголовно-правовой нормы, уже существующей по данной проблематике.

На взгляд автора, положения уголовного закона о вышеуказанном отягчающем обстоятельстве не соответствуют приведенным выше критериям по следующим причинам.

Преступления, в том числе коррупционной направленности, совершаются не только сотрудниками органов внутренних дел. В качественном аспекте преступления указанной направленности не имеют столь высокого уровня общественной опасности, чтобы можно было вести речь о том, что преступные коррупционные действия сотрудников органов внутренних дел имеют несравнимо большую опасность, чем аналогичные действия сотрудников других правоохранительных органов, а также сотрудников иных органов законодательной, судебной и исполнительной власти в целом.

Критикуемая новелла противоречит принципу равенства перед законом. Ведь наказуемость сотрудников других правоохранительных органов устанавливается без учета персонального места службы в конкретном правоохранительном ведомстве.

Наказуемость преступлений коррупционной направленности определяется сегодня в статьях Особенной части УК в соответствии с квалифицирующими признаками конкретного состава преступления, имеющегося в деянии виновного, в том числе с учетом такого признака, как специальный субъект преступления, предусмотренного конкретной статьей Особенной части УК. И в этом, на наш взгляд, реализуется в том числе принцип равенства всех перед законом и судом: государственные служащие подлежат привлечению к уголовной ответственности за преступления коррупционной направленности, в том числе независимо от наименования государственного органа, в котором они несут свою службу.

Разумеется, уголовный закон содержит исключения, выделяя ряд специальных субъектов, уголовное наказание которых за коррупцию является более жестоким, однако и в данных случаях речь идет не о сотрудниках конкретного ведомства, а о лицах, облеченных исключительно более значимыми и масштабными властными полномочиями. Речь идет, к примеру, о лицах, занимающих государственные должности Российской Федерации или субъекта РФ, или главах органа местного самоуправления (ч. 2 ст. 285, ч. 2 ст. 286, ч. 4 ст. 290 УК РФ).

Каждый сотрудник органов внутренних дел такими полномочиями не обладает.

В этой связи исключительно значимым является Определение Конституционного Суда РФ «По запросу Лабытнангского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа о проверке конституционности пункта «о» части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации» № 1623-О-О от 08.12.2011.

Указанный городской суд рассматривал уголовное дело, в рамках которого В.В. Фролов обвинялся по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ, при этом в обвинительном заключении указывалось на наличие в его действиях анализируемого отягчающего наказание обстоятельства. Данные обстоятельства городской суд оценил как основание для запроса в КС РФ, поскольку, по его мнению, п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ противоречит принципу равенства всех перед законом и судом, так как приводит к дискриминации по профессиональному признаку сотрудников органов внутренних дел при привлечении их к уголовной ответственности и тем самым не соответствует ст. 19 Конституции Российской Федерации, а также положениям Международного пакта о гражданских и политических правах (ст. 26) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 14).

Конституционный Суд РФ признал запрос Лабытнангского городского суда не подлежащим рассмотрению, аргументировав свою позицию следующим образом: «Совершение сотрудниками органов внутренних дел, на которых возложена исключительная по своему объему и характеру — даже в сравнении с сотрудниками иных правоохранительных органов — ответственность по защите жизни и здоровья граждан, противодействию преступности и охране общественного порядка, умышленного преступления свидетельствует об их осознанном, вопреки профессиональному долгу и принятой присяге, противопоставлении себя целям и задачам деятельности полиции, что способствует формированию негативного отношения к органам внутренних дел и институтам государственной власти в целом, деформирует нравственные основания взаимодействия личности, общества и государства, подрывает уважение к закону и необходимости его безусловного соблюдения и, как следствие, предполагает допустимость поиска законодателем наиболее адекватных мер уголовно-правового регулирования на подобного рода преступные деяния, в том числе при определении общих начал назначения уголовного наказания».

Таким образом, для правоприменителей проблема применения п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ формально решена, в силу наличия юридически обязательного определения КС РФ.

Вместе с тем считаем аргументацию КС РФ недостаточной. Ведь равная ответственность по непосредственной защите жизни и здоровья граждан, противодействию преступности и охране общественного порядка непосредственно возложена на сотрудников многих иных правоохранительных, военных органов, органов МЧС, прокуратуры и других органов; сотрудники ряда этих органов имеют абсолютно идентичный с сотрудниками МВД РФ круг властных полномочий (например, оперуполномоченные и следователи ФСКН и ФСБ РФ).

В приведенной выше аргументации КС РФ есть ряд логических противоречий: во-первых, любой государственный, муниципальный служащий, военнослужащий, а не только сотрудник органов МВД РФ, равным образом совершением преступления подрывает веру народа в государственные институты; во-вторых, полагаем, что доверие людей к государству подорвет не любое преступление, совершенное государственными служащими, а скорее коррупционное преступление или иное их преступление, но связанное с исполнением обязанностей своей службы; довод КС РФ о том, что сотрудник МВД своим умышленным преступлением противопоставляет себя целям полиции, юридически некорректен — далеко не все сотрудники органов внутренних дел являются сотрудниками полиции.

Нарушается принцип справедливости — в нарушение ч. 2 ст. 6 УК виновный фактически вынужден нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

Так, при наличии оспариваемой новеллы уголовного закона имеет место «двойная» наказуемость преступлений коррупционной направленности, выражающаяся в следующем.

Сегодня привлечение коррупционеров к уголовной ответственности за иные, помимо взяток и превышения и злоупотребления должностными полно-

мочиями, преступления реализуется в том числе с помощью механизма использования в статье Особенной части УК квалифицирующего признака совершения умышленного преступления «с использованием служебного положения» (при неосторожной форме вины субъект, разумеется, не может иметь намерений воспользоваться «служебным положением»). Типичный пример: мошенничество с использованием служебного положения, выражающееся в получении участковым уполномоченным полиции денежного вознаграждения за непривлечение виновного к уголовной ответственности, хотя привлечение лица к уголовной ответственности (то есть вынесение постановления о возбуждении уголовного дела) не входит в должностные обязанности этой категории полицейских.

В рассматриваемом примере и ему подобных уголовных делах судья при вынесении приговора обязан при назначении наказания учесть все обстоятельства совершенного преступления, и в том числе совершение преступления полицейским «с использованием служебного положения», а помимо этого отягчающее наказание обстоятельство — «совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел».

В результате суд, в силу действия критикуемого уголовного закона, обязан дважды учесть при назначении наказания фактически одно и то же обстоятельство.

Вызывает сомнения в соответствии Конституции РФ применение п. «о» ч. 1 ст. 63 УК и при назначении наказания за иные преступления, помимо преступлений коррупционной направленности. Так, ведь если сотрудником органов внутренних дел совершено преступление при исполнении его служебных обязанностей, то в этом случае в обязательном порядке решается вопрос о его привлечении к уголовной ответственности и за должностное преступление. Заметим, что при этом, с учетом разъяснений Определения Конституционного Суда РФ №1623-О-О от 08.12.2011, ч. 2 ст. 61 УК РФ применению не подлежит.

При получении сотрудником органов внутренних дел, являющимся должностным лицом, взятки его должностное положение в конкретном правоохранительном государственном органе следует учитывать при назначении наказания в рамках учета характера и степени общественной опасности, конкретных обстоятельств совершенного преступления в соответствии с положениями п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» № 2 от 11.01.2007. Но при этом, в свете Определения Конституционного Суда РФ № 1623-О-О от 08.12.2011, п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ опять подлежит применению.

Представляется, что если сотрудник органов внутренних дел совершил преступление не при исполнении служебных обязанностей (например, находясь в отпуске на курорте, нанес побои собутыльнику в пивной), то наказывать его в том числе за то, что он совершил это деяние, будучи сотрудником правоохранительных органов, нельзя: в данном случае сотрудник никоим образом не использует свое служебное положение или властные полномочия. Вместе с тем в силу разъяснений КС РФ суд должен будет снова применить нормы п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ.

На основании вышеизложенного мы критически относимся к отягчающему наказание обстоятельству «совершение умышленного преступления сотрудни-

ком органов внутренних дел» и считаем, что практика его применения с учетом вышеуказанного определения КС РФ повлечет нарушение принципов равенства и справедливости и, соответственно, прав человека. В силу наших аргументов об отсутствии социальной и правовой обусловленности рассматриваемого отягчающего обстоятельства оно не может использоваться в ходе реализации уголовно-правовой государственной политики в области противодействия коррупции. Законной и разумной мы видим такую реформу, при которой п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ будет исключен из действующего уголовного законодательства.

[1] В Москве раскрыли статистику по уголовным делам за взятки // Российская газета. — 2012. — 14 дек.

[2] Елинский А.В. О критериях ограничения пределов усмотрения федерального законодателя в сфере уголовно-правового регулирования: практика Конституционного Суда России // Журнал конституционного правосудия. — 2010. — № 5.

[3] Кленова Т. О равенстве и неравенстве. Политике не место в уголовном законодательстве // Юридическая газета. — 2011. — № 7.

[4] Кригер Г.А., Кузнецова Н.Ф. Проблемы социальной обусловленности уголовного закона // XXV съезд КПСС и дальнейшее укрепление социалистической законности. — М., 1977.

[5] Медведев С.С., Лысенко А.В. Проблемные моменты статьи 286.1 УК РФ и обстоятельства, отягчающего наказание, — п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ // Общество и право. — 2010. — № 5.

[6] Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. — М., 1996.

CLAUSE «O» ARTICLE 63 OF THE CRIMINAL CODE

OF THE RUSSIAN FEDERATION ENFORCEMENT PROBLEMS IN THE ASPECT OF THE CRIMINAL LAW CORRUPTION STRUGGLE MECHANISM

G.I. Muromtsev, R.A. Sorochkin

The Department of Government and Law Theory and History The Department of Criminal law and Procedure Peoples’ Friendship University of Russia

6, Miklukho-Maklaya st., Moscow, Russia, 117198

Article contains theoretical and practical analysis of the criminal law, connected with clause «o» article 63 of the Criminal Code of the Russian Federation enforcement, in the aggregate with the criminal law corruption struggle regulations.

Key words: corruption counteraction, award of a penalty, law enforcement agencies.

Статья 63 УК РФ. Обстоятельства, отягчающие наказание

Новая редакция Ст. 63 УК РФ

1. Отягчающими обстоятельствами признаются:

а) рецидив преступлений;

б) наступление тяжких последствий в результате совершения преступления;

в) совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации);

г) особо активная роль в совершении преступления;

д) привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают тяжелыми психическими расстройствами либо находятся в состоянии опьянения, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность;

е) совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

е.1) совершение преступления из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение;

ж) совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

з) совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного;

и) совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего;

к) совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, наркотических средств, психотропных, сильнодействующих, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармакологических препаратов, а также с применением физического или психического принуждения;

л) совершение преступления в условиях чрезвычайного положения, стихийного или иного общественного бедствия, а также при массовых беспорядках, в условиях вооруженного конфликта или военных действий;

м) совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора;

н) совершение преступления с использованием форменной одежды или документов представителя власти;

о) совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел;

п) совершение преступления в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней) родителем или иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего (несовершеннолетней), а равно педагогическим работником или другим работником образовательной организации, медицинской организации, организации, оказывающей социальные услуги, либо иной организации, обязанным осуществлять надзор за несовершеннолетним (несовершеннолетней);

р) совершение преступления в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма.

1.1. Судья (суд), назначающий наказание, в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного может признать отягчающим обстоятельством совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, новых потенциально опасных психоактивных веществ либо других одурманивающих веществ.

2. Если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Комментарий к Статье 63 УК РФ

1. Перечень отягчающих обстоятельств (ст. 63) выполняет лишь одну, обязывающую функцию: суд должен выявить все имеющиеся в конкретном деле обстоятельства из числа названных в перечне и, зафиксировав их в приговоре, учесть при назначении наказания. Отягчающие обстоятельства изложены в тринадцати пунктах коммент. статьи.

2. Рецидив преступлений (п. «а») усиливает наказание, ибо при наличии судимости заметно возрастает общественная опасность и деяния, и личности виновного, укрепляются его преступные навыки, уверенность в достижении цели.

2.1. Рецидив предполагает совершение лицом, достигшим 18-летнего возраста, не менее двух умышленных преступных деяний (не относящихся к категории небольшой тяжести), каждое из которых не утратило своего юридического значения. Если за ранее совершенное преступление прежняя судимость погашена или снята либо же лицо реально наказание за это преступление не отбывало, рецидив отсутствует (ч. 4 ст. 18) и п. «а» ч. 1 ст. 63 неприменим.

2.2. В отличие от ранее действовавшего УК РФ РСФСР, коммент. статья не предоставляет суду права не признать за рецидивом значения отягчающего наказание обстоятельства (в то время как ряд УК РФ других стран — Узбекистана, Киргизии, Латвии, Украины — такое право суду предоставляет).

3. Наступление тяжких последствий в результате совершения преступления (п. «б»). Тяжесть последствий — один из наиболее важных показателей степени общественной опасности преступного посягательства: чем ощутимее нарушение объекта уголовно-правовой охраны, тем оно опаснее, тем острее реакция общества, государства на такое посягательство. Поскольку тяжесть — признак оценочный, вопрос об отнесении конкретных последствий содеянного к категории тяжких решается судом с учетом всех обстоятельств дела в их совокупности. При этом во внимание принимается вред, не только непосредственно причиненный преступлением, но и отдаленный, дополнительный. При хищении это может выразиться в приостановке производства или срыве графика сева, в задержке выплаты заработка значительному кругу лиц; при клевете или истязании — в самоубийстве потерпевшего; при убийстве — в лишении многодетной семьи кормильца и т.д.

3.1. Непременными условиями вменения объективно тяжких последствий в вину преступнику являются, во-первых, наличие причинной связи между актом преступного поведения виновного и такого рода последствиями; во-вторых — наличие виновного отношения к последним, по крайней мере в форме неосторожности.

При этом возможно несовпадение субъективного отношения лица к основному результату преступления и к тяжким последствиям. Подобное может наблюдаться при тяжелом заболевании родителей в результате похищения их ребенка, при лишении большой семьи кормильца в результате убийства, при самоубийстве оклеветанного и т.п.

3.2. По смыслу закона предусмотренное п. «б» отягчающее обстоятельство налицо лишь в случае, когда тяжкие последствия наступили реально, недостаточно лишь угрозы их наступления.

4. Совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) (п. «в»). В общей массе преступных посягательств групповые преступления составляют около 30%, что является свидетельством распространенности данной формы преступной деятельности. При этом резко возрастает вероятность причинения вреда либо причинения большего размера вреда. Этим обусловлена повышенная опасность групповой формы преступной деятельности.

4.1. В отличие от УК РФ РСФСР, признававшего отягчающим обстоятельством совершение преступления только организованной группой (п. 2 ст. 39), действующий УК РФ называет все разновидности группы. Тем самым учтена позиция практики, которая устойчиво и ранее придавала отягчающее значение совершению преступления всякой группой, а не только организованной, ибо уровень опасности содеянного действительно выше при совершении его группой лиц любой разновидности (их понятие см. в ст. 35).

4.2. С ростом численности группы (три и более) и с присоединением к ней соучастников (пособников, подстрекателей и организаторов) наблюдается возрастание ее опасности. Качественные изменения возникают в случаях достижения между лицами предварительного соглашения о преступлении. С новым качеством, с более высокой организацией признака суд сталкивается в случаях совершения преступления организованной (устойчивой) группой и тем более — преступной организацией, т.е. сплоченной группой, созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

5. Особо активная роль в совершении преступления (п. «г»). В соответствии с ч. 1 ст. 67 при назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии (а равно группой лиц), судом учитываются характер и степень фактического участия лица в его совершении, значение этого участия в достижении цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда. Особо активная роль в совершении преступления характеризует степень участия лица в преступлении: ему принадлежит инициатива, он выступает вдохновителем и наиболее настойчиво стремится к достижению преступного результата. Ранее практика учитывала это обстоятельство в рамках названного в п. «в» признака, ныне фигура инициатора и лица, проявляющего наибольшую активность в ходе посягательства, выделена особо.

6. Привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают тяжелыми психическими расстройствами либо находятся в состоянии опьянения, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность (п. «д»). Данное отягчающее обстоятельство предполагает воздействие виновного на одну из следующих категорий лиц: а) страдающих тяжелыми психическими расстройствами — речь идет как о невменяемых, так и о тех, которые являются «ограниченно» вменяемыми (ст. 21, 22). Тяжесть психического заболевания устанавливается экспертами-психиатрами; б) находившихся в состоянии опьянения. Оно устанавливается врачом-наркологом либо (если минуло определенное время после совершения преступления и состояние опьянения прошло) — свидетельскими показаниями. Степени опьянения законодатель важного значения не придает; в) не достигших возраста УО (см. ст. 20).

6.1. Общее, что объединяет эти три категории лиц, — повышенная их внушаемость: они легче поддаются на уговоры, их легче склонить к противоправному поведению, при этом у виновного появляется возможность оставаться как бы в тени и избежать УО, использовав эти лица для прикрытия, а нередко и в качестве орудий посягательства. Привлечение к совершению преступления упомянутых лиц мыслимо и на стадиях приготовления, покушения, причем не только как соисполнителя, но и в качестве пособника.

6.2. В тех случаях, когда привлеченным к преступлению оказывается малолетний, возможна УО виновного по ст. 150 (при условии наличия всех признаков «вовлечения» в совершение преступления). При определении наказания по этой статье ссылка на п. «д» недопустима, однако она правомерна при назначении наказания за то преступление (общественно опасное деяние), в котором участвовало привлеченное лицо.

7. Совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. «е»). В данном пункте названы три отягчающих обстоятельства, характеризующих низменные мотивы и цели поведения преступника.

7.1. Согласно ст. 20 Международного пакта о гражданских и политических правах «всякое выступление в пользу национальной, расовой и религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом». Та же идея проведена в ч. 2 ст. 29 Конституции, в соответствии с которой в Российской Федерации запрещается пропаганда, возбуждающая расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Совершая преступные действия, демонстрирующие расовую и иную ненависть, вражду, виновный руководствуется побуждениями, основанными на крайне отрицательной оценке определенной нации, расы, религии и их носителей (представителей).

7.2. Совершение преступления по мотиву мести предполагает: а) правомерное (законопослушное) поведение других лиц, б) причинение вреда потерпевшим именно на этой почве, по мотиву мести за правомерное поведение. Вид вреда при этом может быть самым разнообразным — унижение чести и достоинства, нарушение половой неприкосновенности, уничтожение и повреждение имущества, причинение вреда здоровью и т.д. Потерпевшим от такого посягательства может быть не только гражданин, осуществивший правомерные действия (например, подавший в суд иск о защите своей чести и достоинства либо о разделе имущества), но и иное лицо, посредством посягательства на которое виновный мстит за правомерное поведение другого лица. В последнем случае, как правило, потерпевшим является лицо, небезразличное для гражданина, осуществившего правомерные действия.

7.3. Цель скрыть другое преступление или облегчить его совершение преследует намерение субъекта посягательства: а) сделать неизвестным для органа власти событие преступления, участие в последнем виновного, б) устранить препятствия, которые, по мнению преступника, затрудняют реализацию задуманного преступного деяния. Предполагается, таким образом, наличие двух преступлений, одно из которых направлено на содействие другому. Посягательство, направленное на сокрытие или облегчение задуманного преступления, мыслимо на стадиях приготовления, покушения, реализации последнего. Субъектом посягательства обычно выступает исполнитель преступления, но возможно сокрытие преступления исполнителя либо облегчение его совершения и другим лицом (например, пособником).

8. Совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «ж»). По существу речь идет о разновидности такого отягчающего обстоятельства, как совершение преступления из мести за правомерные действия других лиц. Анализируемое обстоятельство предполагает осуществление потерпевшим (или лицом, близким потерпевшему): а) служебной деятельности или б) общественного долга, в связи с чем и происходит посягательство виновного на этих лиц.

8.1. Близкими лицами могут выступать не только родственники, но и иные лица, чьи права и законные интересы — в силу сложившихся личных отношений — небезразличны, дороги для гражданина (п. 3 ст. 5 УПК), выполнявшего свой служебный или общественный долг. Под служебной деятельностью понимается правомерное и осуществляемое в пределах полномочий поведение государственного служащего (не только должностного лица), а равно лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации. Под выполнением общественного долга следует понимать не только осуществление функций представителя той или иной общественной организации, общественного формирования, но и иные социально полезные поступки в интересах других лиц, общества или государства (пресечение правонарушений, сообщение о совершенном или готовящемся преступлении и т.п.).

8.2. В ряде составов рассматриваемое обстоятельство выступает в качестве квалифицирующего (см. ст. 105, 111, 112 и др.) либо же признака основного состава (ст. 277, 295, 318 и др.). В таком случае в силу ч. 2 коммент. статьи оно не должно повторно учитываться при назначении наказания как отягчающее обстоятельство.

9. Совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного (п. «з»). В данном пункте названо несколько отягчающих обстоятельств, внешне напоминающих смягчающие обстоятельства, изложенные в п. «б» (несовершеннолетие), п. «в» (беременность) и п. «е» (физическое и психическое принуждение, материальная, служебная или иная зависимость) ч. 1 ст. 61, только как бы «наоборот»: речь идет об определенном состоянии не виновного, а потерпевшего. Общее, что объединяет упомянутые в п. «з» ч. 1 коммент. статьи обстоятельства, — ограниченные (либо вовсе отсутствующие) возможности потерпевшего противодействовать посягательству виновного, что осознается последним и используется им при совершении преступления.

9.1. Данные обстоятельства многое «роднит» и с названными в п. «д» ч. 1 коммент. статьи, которые также характеризуют ограниченную способность лиц (с психическими расстройствами, малолетних и т.п.) противостоять негативной активности виновного. Однако если в п. «д» говорится о привлечении к совершению преступления упомянутых лиц, то в анализируемом п. «з» — о совершении в отношении их преступного посягательства.

9.2. О понятии беременности, малолетнего возраста, зависимости см. коммент. к п. «в», «г», «е» ч. 1 ст. 61 и п. «д» ч. 1 ст. 63. Под «другим» беззащитным или беспомощным лицом, помимо беременной и малолетнего, следует понимать лиц престарелого возраста, а также наделенных физическими недостатками и психическими расстройствами, резко ограничивающими способности лица противостоять посягательству.

9.3. Одноименные обстоятельства упоминаются в отдельных статьях Особенной части УК РФ в качестве признаков состава преступления (см., например, ст. 105, 111, 131). В таком случае учету при назначении наказания в качестве отягчающих они не подлежат (ч. 2 ст. 63).

10. Совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего (п. «и»). Во всех упомянутых случаях потерпевшему причиняются явно излишние страдания, не обусловленные сущностью того преступления, которое совершается виновным, основной целью деяния. В итоге причиняется жертве не диктуемый основной целью дополнительный вред: либо затрагиваются какие-то иные важные объекты уголовно-правовой охраны (честь, достоинство и т.д.), либо увеличивается вред, причиняемый основному объекту посягательства.

10.1. Особая жестокость выражается в применении пыток , истязаний, причинении в итоге особых страданий потерпевшему либо близким лицам, присутствовавшим на месте совершения преступления. Суть садизма — в стремлении к жестокости, в наслаждении чужими страданиями, когда жестокость становится самоцелью. Издевательство — поведение, направленное на унижение чести и достоинства личности; оно выражается в глумлении, причинении нравственных страданий потерпевшему. Мучения представляют собой действия, причиняющие страдания путем длительного лишения пищи, питья или тепла, либо путем помещения (или оставления) потерпевшего во вредные для здоровья условия, либо другие сходные действия.
———————————
Под пыткой понимается причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания и т.п. (см. примеч. к ст. 117).

10.2. Упомянутые в п. «и» обстоятельства встречаются в делах о преступлениях, основным или дополнительным объектом которых выступают жизнь, здоровье, честь и достоинство личности. Если они предусмотрены соответствующей статьей Особенной части в качестве признака преступления — основного или квалифицирующего (ст. 105, 111, 117 и др.), то учету в качестве отягчающих при назначении наказания по той же статье не подлежат.

11. Совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармакологических препаратов, а также с применением физического или психического принуждения (п. «к»). В данном пункте речь идет об общеопасных и иных средствах посягательства, которые способны существенно облегчить совершение преступления и привести к причинению большего вреда объектам уголовно-правовой охраны. Обладания преступником упомянутыми средствами недостаточно, необходимо установить их реальное применение в процессе посягательства, «пуск в ход».

11.1. Понятие оружия и боевых припасов содержится в Законе об оружии. Оружие — устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов. Боевые припасы — это предметы вооружения и метаемое снаряжение, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный, пиротехнический или вышибной заряды либо их сочетание. Под взрывчатыми веществами понимаются химические соединения или механические смеси веществ, способные к быстрому самораспространяющемуся химическому превращению — взрыву (тротил, аммониты, эластиты и т.п.). Взрывные устройства состоят из взрывчатого вещества и специального устройства, конструктивно предназначенного для производства взрыва.

11.2. Под техническими средствами подразумеваются предметы (инструменты, подъемники, веревочные лестницы и т.д.), облегчающие совершение преступления. Обязательное условие — что эти средства были специально изготовлены для преступления. Под изготовлением понимается создание или восстановление утраченных предметом технических свойств, а также переделку каких-либо предметов, в результате чего они приобретают качества технических средств.

11.3. Ядовитыми являются вещества синтетического и природного происхождения, в том числе и исключенные из Государственного реестра лекарственных средств, указанные в Списке 2 Постоянного комитета по контролю наркотиков (аконит, амизил, пчелиный яд очищенный и т.д.). Радиоактивными являются вещества, испускающие ионизирующие излучения и не относящиеся к ядерным материалам. Перечень (виды) лекарственных и иных химико-фармакологических препаратов определяется Минздравсоцразвития России.

11.4. Применение физического или психического принуждения предполагает противоправное использование физического воздействия либо угроз в процессе осуществления преступления. В тех случаях, когда оно влечет по основаниям ст. 40 или 39 исключение УО принуждаемого, исполнителем преступления признается лицо, применившее физическое или психическое принуждение.

12. Совершение преступления в условиях чрезвычайного положения, стихийного или иного общественного бедствия, а также при массовых беспорядках (п. «л»). Чрезвычайное положение и общественное бедствие — составляющие части понятия чрезвычайной ситуации. Под нею, согласно ст. 1 ФЗ от 21.12.1994 N 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» , понимается обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате аварии, опасного природного явления, катастрофы, стихийного или иного бедствия, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей или окружающей природной среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности людей. При угрозе и возникновении чрезвычайных ситуаций граждане обязаны выполнять установленные правила поведения и при необходимости оказывать содействие в проведении неотложных работ (ст. 19 указанного Закона).
———————————
СЗ РФ. 1994. N 35. Ст. 3648.

12.1. Массовые беспорядки представляют собой нарушения значительной массой людей (толпой) общественного порядка и общественной безопасности, выражающиеся в погромах, поджогах, насилии и т.п. и влекущие возникновение неконтролируемой органами власти ситуации в течение определенного промежутка времени. Так же, как и при чрезвычайной ситуации, общественный организм оказывается ослабленным и всякое новое причинение ему вреда отдается особенно болезненно, остро. В итоге вред, вызванный преступными действиями виновного и внешне равный обычному, в действительности как бы «удесятеряется», существенно возрастает. Кроме того, заметно облегчается в такой обстановке само совершение преступления, ибо внимание органов власти и населения отвлечено на решение других проблем. С субъективной стороны предполагается, что виновным все эти обстоятельства осознаются и им используются.

13. Совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора (п. «м»). Под доверием понимается убежденность в чьей-либо добросовестности, искренности, честности, порядочности и основанное на этом отношение к кому-либо. В основе доверия лежат фактические или юридические обстоятельства (факты). Но именно юридические, и только, обстоятельства имеются в виду в данном пункте, поскольку говорится о доверии, вытекающем из служебного положения виновного или из договора.

13.1. Договором признается соглашение двух и более лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей (ст. 420 ГК). Служебное положение касается любых служащих, в том числе коммерческих и иных организаций (см. гл. 23), например, частных нотариусов, аудиторов, служащих частных охранных и детективных служб.

13.2. Использование возникших отношений доверия означает, что убежденность потерпевшего в добропорядочности, честности виновного последним употребляется во зло, во вред, для того, чтобы облегчить совершение преступления. В итоге дискредитируется организация — сторона в договоре, подрывается авторитет государственного органа, коммерческой организации и т.д., служащими которых были лица, использовавшие предоставленные им полномочия для совершения преступления.

13.3. Рассматриваемое отягчающее обстоятельство встречается чаще всего в преступлениях экономического характера (гл. 21, 22), хотя оно может сопровождать и отдельные посягательства на личность, такие как похищение человека, незаконное лишение свободы, нарушение авторских и смежных прав.

14. Совершение преступления с использованием форменной одежды или документов представителя власти (п. «н»). Данное отягчающее обстоятельство впервые введено в перечень ст. 63 в связи с тем, что такой способ посягательства стал получать относительно широкое распространение, особенно в виде использования формы и документов работников милиции. Расчет при этом делается на доверие и подчинение представителям власти, что облегчает совершение преступления. Опасность такого способа и в том, что затрагивается неизбежно дополнительный объект — авторитет государственной власти.

14.1. Представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости (примеч. к ст. 318). Форменная одежда представителя власти — одежда, обязательная для ношения данным лицом при исполнении служебных обязанностей, в процессе осуществления профессиональной деятельности. Под документами представителя власти понимаются официальные документы (удостоверения), выдаваемые органами государственного управления представителям власти. Отягчающее обстоятельство, предусмотренное п. «н» ч. 1 коммент. статьи, налицо и в том случае, если документ или форма оказались поддельными (например, заполнен самим виновным бланк удостоверения, купленный им у частных лиц).

15. Перечень отягчающих обстоятельств является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит (см. абз. 1 п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 11.01.2007 N 2). Поэтому учет иных данных по делу при избрании наказания возможен только в рамках основных критериев назначения наказания — характера и степени общественной опасности преступления и личности виновного — как иных (помимо отягчающих) обстоятельств, влияющих на степень опасности содеянного и характеризующих личность виновного. Ныне не упомянутое в перечне ст. 63 такое обстоятельство, как совершение лицом преступления в состоянии опьянения, в силу ч. 3 ст. 60, при наличии к тому оснований, может учитываться при оценке данных, характеризующих личность.

16. О недопустимости двойного учета отягчающего обстоятельства, предусмотренного в качестве признака состава преступления, см. п. 8 коммент. к ст. 60.

Другой комментарий к Ст. 63 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Наличие одного или нескольких обстоятельств, предусмотренных комментируемой статьей, предопределяет назначение более строгого наказания в рамках статьи Особенной части УК РФ.

2. Учет данных обстоятельств (когда они свидетельствуют о повышенной общественной опасности совершенного деяния или личности преступника) обязателен для суда.

3. Перечень факторов, усиливающих ответственность, закрыт. Никакие другие условия, кроме указанных в ч. 1 ст. 63 УК, не могут расцениваться как отягощающие наказание.

Некоторые обстоятельства, не названные в комментируемой статье, могут приниматься в расчет как отрицательно характеризующие личность виновного, например злоупотребление алкогольными напитками и совершение преступления в состоянии опьянения.

4. Учет одного и того же фактора одновременно в качестве квалифицирующего признака состава преступления и отягчающего наказание обстоятельства недопустим. Приоритет отдается его использованию для квалификации преступления.

В случаях, когда увеличивающий ответственность признак состава преступления выражен особенно сильно, дополнительная ссылка на аналогичное отягчающее наказание обстоятельство приемлема.

Еще по теме:

  • Основания для задержания лиц подозреваемых в совершении преступления Об основаниях задержания лица, подозреваемого в совершении преступления Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки» Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — […]
  • Уголовный кодекс на испанском Наказание за преступления против личности по уголовному кодексу Испании Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки» Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — […]
  • Закон об охране окружающей природной среды с изменениями Об изменениях в федеральном законе «Об охране окружающей среды» Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки» Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Гиззатуллин […]
  • Уголовный кодекс дискриминация Дискриминация: преступление и административное правонарушение Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки» Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Новиков В.А. В […]
  • Работа нужен юрист Юридические вакансии на Закон.ру Информация 550 записей Российскому банку (ТОП-5) в Москве нужны юристы в сфере IΤ/ΙP. Среди обязанностей - судебно-претензионная работа, взаимодействие с Роспатентом, работа с цифровыми активами, подготовка […]
  • Наемный адвокат Адвокаты, в адвокатском кабинете которых работают сотрудники, вправе включить расходы на оплату их труда в профессиональный налоговый вычет Минфин России разъяснил, что адвокат, учредивший адвокатский кабинет, может включить оплату труда наемного […]