Предварительное следствие может совершаться

Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

  • Новые поступления
  • Журналы
    • ЖУРНАЛЬНЫЙ ЗАЛ
    • Арион
    • Вестник Европы
    • Волга
    • Дружба Народов
    • Звезда
    • Знамя
    • Иностранная литература
    • Нева
    • Новая Юность
    • Новый Журнал
    • Новый Мир
    • Октябрь
    • Урал
    • НОН-ФИКШН
    • Вопросы литературы
    • НЛО
    • Неприкосновенный запас
    • НОВОЕ В ЖЗ
    • Homo Legens
    • Prosōdia
    • ©оюз Писателей
    • День и ночь
    • Дети Ра
    • Зеркало
    • Иерусалимский журнал
    • Интерпоэзия
    • Крещатик
    • Новый Берег
    • АРХИВ
    • ВОЛГА-ХХI век
    • Зарубежные записки
    • Континент
    • Критическая Масса
    • Логос
    • Новая Русская Книга
    • Новый ЛИК
    • Отечественные записки
    • Сибирские огни
    • Слово\Word
    • Старое литературное обозрение
    • Студия
    • Уральская новь
  • Проекты
    • Вечера в Клубе ЖЗ
    • Египетские ночи
    • Премия «Поэт»
    • Премия Алданова
    • Премия журнала «Интерпоэзия»
    • Поэтическая премия «Anthologia»
    • Страница Литературной премии И.П.Белкина
    • Страница Литературной премии им. Ю.Казакова
    • Академия русской современной словесности
    • Страница Карабчиевского
    • Страница Татьяны Тихоновой
  • Авторы
  • Выбор читателя
  • О проекте
  • Архив
  • Контакты

Органы дознания и предварительного следствия

Выявление и расследование преступлений по преимуществу относятся к компетенции органов внутренних дел (главным образом милиции) и прокуратуры. В последнее время в законодательство по вопросам выявления и расследования преступлений были внесены существенные изменения и дополнения. В основном они связаны с новым Уголовно-процессуальным кодексом РФ, который вступил в действие с 1 июля 2002 года.

Направлению уголовного дела в суд, который устанавливает факт наличия преступления, виновность (или невиновность) подсудимых, назначает им наказание за совершенное преступление или применяет иные меры реализации уголовной ответственности, предшествует предварительное расследование. Предварительное расследование осуществляется в двух формах — дознания и предварительного следствия.

Между органами дознания и предварительного следствия много общего, поэтому их часто путают. Это и неудивительно. По отношению к преступлениям у них по существу одни и те же задачи. При обнаружении признаков состава преступления эти органы обязаны возбудить уголовное дело в пределах их компетенции. В своей деятельности они руководствуются едиными требованиями уголовно-процессуального законодательства и уполномочены производить в принципе одинаковые следственные действия с целью выявления, фиксации, проверки и оценки доказательств.

В то же время дознание и предварительное следствие проводятся, как правило, разными органами и должностными лицами и в отношении разных преступлений. Предварительное следствие уполномочены вести следователи, а дознание — дознаватели. У них разный объем процессуальных полномочий. Начнем с того, что дознание возможно в отношении только тех преступлений небольшой и средней тяжести, которые перечислены в ч. 3 ст. 150 УПК РФ и при этом относятся к категории так называемых «очевидных». На практике это означает, что лицо, совершившее такое преступление, известно. В отношении всех других преступлений (в том числе «неочевидных» или очевидных, но не указанных в перечне ч. 3 ст. 150 УПК РФ, или преступлений тяжких и особо тяжких), как правило, проводится расследование в форме предварительного следствия.

К органам дознания, согласно ст. 40 УПК РФ, относятся: органы внутренних дел РФ, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности (например, оперативные подразделения Федеральной службы безопасности РФ, Федеральной службы охраны РФ, Федеральной пограничной службы РФ, Министерства юстиции РФ и др.); главный судебный пристав РФ, главный военный судебный пристав, главные судебные приставы субъектов Федерации, их заместители, а также старшие судебные приставы Конституционного суда РФ, Верховного суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ; командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреждений или гарнизонов; органы Государственной противопожарной службы РФ.

Органы дознания при расследовании уголовных дел обязаны действовать по двум направлениям. Во-первых, выполнить действия, образующие в своей совокупности собственно дознание. И, во-вторых, начать следственные действия, которые уголовно-процессуальное законодательство относит к числу неотложных. Следует отметить, что по подавляющему числу уголовных дел дознание и неотложные следственные действия проводятся милицией.

Неотложные следственные действия совершаются органом дознания сразу же после возбуждения уголовного дела, по которому производство предварительного следствия обязательно. Лишь в этом случае возможно эффективное обнаружение и фиксация следов преступления, а также сбор доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования. Дознание ведется с некоторым упрощением процессуальных форм в сравнении с предварительным следствием и отличается сжатостью сроков: согласно ст. 223 УПК РФ дознание должно быть завершено в течение 15 суток со дня возбуждения уголовного дела и до принятия решения о направлении уголовного дела прокурору. Этот срок может быть продлен прокурором, но не более чем еще на 10 суток.

После чего все собранные материалы необходимо передать следователю, который и будет вести дальнейшее предварительное следствие с соблюдением всех формальностей.

В соответствии со ст. 151 УПК РФ предварительное следствие производится следователями прокуратуры, органов федеральной службы безопасности, органов внутренних дел РФ. В исключительных случаях его могут осуществлять начальники следственных отделов прокуратуры.

Круг дел, по которым в обязательном порядке проводится предварительное следствие, предусмотрен в ст. 150 УПК РФ. Там же установлена подследственность, т. е. определяются конкретные категории дел, которые подлежат расследованию следователями различной ведомственной принадлежности.

Так, следователи прокуратуры уполномочены расследовать, в частности, преступления, связанные с посягательствами на жизнь и здоровье, конституционные права и свободы человека и гражданина; следователи федеральной службы безопасности — наиболее опасные преступления против государственного строя и общественной безопасности; следователи органов внутренних дел — преступления против собственности, общественного порядка, надлежащей эксплуатации транспортных средств и др.

Закон наделяет следователей необходимыми полномочиями, которые обеспечивают их процессуальную независимость. Следователи свободны в принятии решений, связанных с ходом расследования и производством следственных и иных процессуальных действий. В предусмотренных законом случаях решения, принимаемые следователем, приобретают законную силу лишь после получения согласия или санкции суда либо прокурора на совершение определенных действий (например, о прекращении уголовного дела, о заключении обвиняемого под стражу, об освобождении его под залог, о продлении срока предварительного следствия или содержания обвиняемого под стражей, об обыске, выемке и т. д.).

Письменные указания прокурора по каждому конкретному делу обязательны для выполнения следователем. Вместе с тем предусматривается возможность при несогласии следователя с указанием прокурора передать дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений. В случае признания их убедительными указания нижестоящего прокурора будут отменены вышестоящим. В противном случае дело будет поручено другому следователю.

Следователи процессуально независимы, а их полномочия носят властный характер. Следователь имеет право давать органам дознания письменные указания о производстве оперативно-розыскных действий по конкретному делу, находящемуся у него в производстве. Постановления следователя по делам, находящимся у него в производстве, обязательны для исполнения всеми предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами.

Оперативно-розыскная деятельность, в отличие от деятельности по расследованию преступлений, опирается на несколько иную законодательную базу. Осуществление оперативно-розыскных мероприятий регулируется Федеральным законом РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» (принят Государственной думой 5 июля 1995 года) и соответствующими ведомственными подзаконными нормативными актами, тогда как следователь в своей работе должен руководствоваться уголовно-процессуальным законодательством.

Имеются и определенные процессуальные отличия: проведение следственных действий допускается только после возбуждения уголовного дела, тогда как оперативно-розыскные этим не ограничиваются. Они могут проводиться не только при наличии возбужденного уголовного дела, но и в тех случаях, когда стало известно о подготовке противоправного деяния, но достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела нет, или, например, в случае сообщения о лицах без вести пропавших или при обнаружении неопознанных трупов.

Наконец, существуют различия и в характере получаемых результатов. Входе следственных действий, как правило, становятся известны источники тех фактов, которые могут стать доказательствами после их закрепления процессуальным путем. Результатом же оперативно-розыскных действий являются лишь предварительные сведения, требующие дальнейшей проверки в ходе необходимых оперативно-процессуальных действий.

Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» определяет те ведомства, которые обладают правом осуществлять такую деятельность. К ним, в частности, относятся: оперативные подразделения органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, федеральных органов государственной охраны, органов пограничной службы РФ, таможенных органов, органов службы внешней разведки РФ, министерства юстиции РФ.

Задачами оперативно-розыскной деятельности являются выявление и раскрытие преступлений, их предупреждение и пресечение, установление лиц, участвовавших в совершении преступлений или их готовивших, розыск лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, а также без вести пропавших граждан.

Для ведения оперативно-розыскной деятельности могут применяться не только гласные, но и негласные методы. Их перечень установлен законодательством и может быть изменен только федеральным законом. К числу оперативно-розыскных мероприятий относятся: опрос; наведение справок; сбор образцов для сравнительного исследования; проверочная закупка; исследование предметов и документов; наблюдение; отождествление личности; обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности, транспортных средств; контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивание телефонных переговоров; снятие информации с технических каналов связи, оперативное внедрение, контролируемая поставка, оперативный эксперимент.

На проведение некоторых из названных действий требуется обязательная санкция прокуроров соответствующих уровней, на которых возложен и общий контроль за соблюдением законности всей оперативно-розыскной деятельности.

Важно отметить, что действующее законодательство не допускает частной деятельности в сфере оперативно-розыскных мероприятий. Частная детективная и охранная службы в какой-то мере схожи с оперативно-розыскными мероприятиями, но их не следует смешивать. Закон «О частной детективной и охранной деятельности в РФ», принятый11.03.1992 (в редакции от 10.01.2003), определяет такую деятельность как оказание на возмездной договорной основе услуг (сыска и охраны) физическим и юридическим лицам предприятиями, имеющими специальное разрешение (лицензию) органов внутренних дел, в целях защиты законных прав и интересов своих клиентов. В ст. 1 указанного Закона прямо говорится, что граждане, занимающиеся частной детективной деятельностью, не вправе осуществлять какие-либо оперативно-розыскные действия, отнесенные законом к исключительной компетенции органов дознания. На граждан, занимающихся частной детективной и охранной деятельностью, действие законов, закрепляющих правовой статус работников правоохранительных органов, не распространяется.

По уголовным делам частные детективы могут собирать сведения на договорной основе с гражданами. Однако в течение суток после подписания контракта с клиентом на сбор сведений, представляющих интерес для производства по делу, частный детектив обязан письменно уведомить об этом дознавателя, следователя, прокурора или суд, в чьем производстве находится уголовное дело.

Частным детективам запрещается скрывать от правоохранительных органов ставшие им известными факты готовящихся или совершенных преступлений, выдавать себя за сотрудников правоохранительных органов, прибегать к действиям, посягающим на права и свободы граждан, а также ставящие под угрозу жизнь, здоровье, честь, достоинство и имущество граждан, разглашать собранную информацию и т. д. Проведение сыскных действий, нарушающих тайну переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений либо связанных с нарушением гарантий неприкосновенности личности или жилища, влечет за собой установленную законом ответственность.

Предварительное следствие может совершаться

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Предварительное следствие по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в исправительных учреждениях ФСИН России :

Предварительное следствие по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в исправительных учреждениях ФСИН России :Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В рамках обозримой истории русской пенитенциарной политики, а впоследствии и в советско-российский ее период вопросам расследования пенитенциарных преступлений уделялось недостаточно внимания. Ряд ученых (В. В. Дедюхин, М. А. Петуховский, В. А. Гнатенко, О. П. Александрова, Н. Г. Шурухнов, А. П. Халявин и др.) рассматривали эту проблему исключительно в аспекте организации дознания в исправительных учреждениях (ИУ), в то время как предварительное следствие по уголовным делам о пенитенциарных преступлениях не подвергалось серьезному научному анализу. В настоящее время предварительное следствие по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в ИУ, остается внутренней проблемой учреждений, исполняющих уголовные наказания.

Уголовные дела рассматриваемой категории расследуются как органами дознания уголовно-исполнительной системы (УИС), органами дознания и предварительного следствия ОВД, ФСКН РФ, так и органами предварительного следствия территориальных и специализированных прокуратур по надзору за соблюдением законов (далее: специализированных прокуратур) в исправительных учреждениях ФСИН России, а в ряде случаев органами ФСБ РФ. Следует отметить, что Федеральным законом «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 6 июня 2007 г . № 90-ФЗ внесены изменения в УПК РФ и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», в соответствии с которыми создан следственный комитет при Генеральной прокуратуре, в структуру которого входят специализированные следственные управления. Данный закон вносит определенные изменения в организацию предварительного следствия новой структуры, однако суть проблемы предварительного следствия по уголовным делам о пенитенциарных преступлениях от этого не меняется.

В деятельности органов, расследующих пенитенциарные преступления, сохраняется ряд принципиальных вопросов, основными из которых являются: процессуальный статус органов дознания в УИС по законодательству РФ; перечень законов и подзаконных нормативных правовых актов, которыми следует руководствоваться следователям специализированных прокуратур при расследовании пенитенциарных преступлений.

Статья 125 УПК РСФСР «Органы предварительного следствия», определявшая, что предварительное следствие по уголовным делам производится следователями прокуратуры, а также следователями органов внутренних дел, следователями органов федеральной службы безопасности и следователями органов налоговой полиции, давала исчерпывающий перечень государственных органов предварительного следствия.

Однако УПК РФ данная норма не воспринята. Круг субъектов, обладающих правом производства предварительного следствия, приходится логически домысливать, исходя из предписаний ст. 151 УПК РФ. То же самое следует сказать и об органах дознания, которые перечислены в ст. 40 УПК РФ. Пункт 4 ч. 1 ст. 117 УПК РСФСР констатировал, что органами дознания являются начальники исправительно-трудовых учреждений, следственных изоляторов, лечебно-трудовых профилакториев — по делам о преступлениях против установленного порядка несения службы, совершенных сотрудниками этих учреждений, а равно по делам о преступлениях, совершенных в расположении этих учреждений. В ст. 40 УПК РФ данная категория должностных лиц отсутствует, однако ст. 157 УПК РФ «Производство неотложных следственных действий» в п. 5 определяет, что начальники учреждений и органов УИС проводят неотложные следственные действия в качестве органов дознания. В связи с отсутствием четко выстроенной концепции пенитенциарные преступления, как указывалось ранее, расследуются следователями ФСБ, МВД РФ, ФСКН РФ, органами дознания ОВД и органами дознания УИС. В период создания прокуратуры по надзору за соблюдением законов в ИУ УИС обострилась проблема организации предварительного следствия. В штат специализированных прокуратур были введены должности следователей, функциональные обязанности которых регулировались приказом Генерального прокурора РФ «О разграничении компетенции территориальных прокуроров и прокуроров специализированных прокуратур» от 9 апреля 1996 г . № 24.

Данная директива предписывала прокурорам по надзору за соблюдением законов в исправительно-трудовом учреждении (ИТУ) производить предварительное следствие по делам о преступлениях, совершенных осужденными в ИТУ, а также по службе работниками этих учреждений, специальных подразделений по обеспечению безопасности объектов УИС, если вышестоящим прокурором не принято иное решение.

Однако указанный подзаконный ведомственный нормативный правовой акт приказом Генеральной прокуратуры Российской Федерации «О разграничении компетенции прокуроров территориальных, приравненных к ним военных и других специализированных прокуратур» от 9 сентября 2002 г . № 54 был отменен. При этом новый приказ вопросам уголовно-процессуальной деятельности специализированных прокуроров уголовно-исполнительной направленности внимания не уделил. В результате этого следователи специализированной прокуратуры, осуществляя предварительное следствие по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в учреждениях УИС, руководствуются в своей деятельности самыми общими предписаниями УПК РФ и Закона РФ «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 января 1992 г . № 2202-1, что следует признать крайне недостаточным. Открытым остается вопрос и о подследственности дел следователям специализированных прокуратур, а также то, чем руководствуются прокуроры при возбуждении уголовных дел.

Степень научной разработанности темы. Отдельные аспекты, касающиеся заявленной темы, изучались в трудах известных российских ученых:

-дознание и производство неотложных следственных действий в ИУ — в работах В. М Анисимкова, Б. Т. Безлепкина, И. Е. Быковского, К. К. Горяинова, О. П. Александровой, Р. С. Белкина, С. И. Медведева, И. И. Гусевой, А. Б. Соловьева, А. М. Лютынского, М. А. Петуховского, Н. Г. Шурухнова и др.;

— взаимодействие правоохранительных органов при расследовании преступлений — С. М. Вологина, А. Р. Раминова, А. В. Жогина, Ф. Н. Фат-куллина, В. Е. Жарского, Ф. Ю. Бердичевского, С. А. Демина, Р. В. Зимина, В. А. Максимова и др.;

— криминологии — А.И. Долговой, А. А. Мазурина, Н. И. Брезгина, И. И. Карпеца, В. В. Лунева, В. С. Жеребина, М. В. Костюка и др.;

— истории — А. В. Агаркова, М. Н. Гернета, С. И. Кузмина, В. И. Елинского, Ю. В. Арсеньева, А. Ф. Бычкова, В. А. Борисова, М. Г. Деткова, В. В. Дедюхина, Д. В. Якубовского и др.

Сказанное актуализирует заявленную тему в рамках настоящего диссертационного исследования.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, складывающиеся в связи с расследованием следственными подразделениями пенитенциарных преступлений в УИС.

Предметом исследования выступает деятельность следственных подразделений и оперативных аппаратов УИС при расследовании пенитенциарных преступлений, законодательное регулирование в Российской Федерации указанной деятельности, а также соответствующая правоприменительная практика.

Целью исследования является теоретико-прикладное изучение и комплексный анализ проблем, связанных с деятельностью следственных подразделений правоохранительных органов по расследованию преступлений в УИС, а также выработка рекомендаций и предложений по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, приведению его в соответствие с потребностями реальной жизни.

Достижение указанной цели предопределило постановку и решение следующих задач:

— проанализировать процессуальное положение следственных подразделений правоохранительных органов, расследующих пенитенциарные преступления, совершаемые в УИС, и правовые основы их деятельности;

— изучить и обобщить теоретические положения, касающиеся следственных подразделений, осуществляющих предварительное расследование по пенитенциарным преступлениям, в структуре органов уголовной юстиции РФ;

— исследовать историю становления и развития органов предварительного следствия, специализирующихся на расследовании пенитенциарных преступлений;

— дать криминологическую характеристику наиболее типичных пенитенциарных преступлений и проанализировать ее связь с институтом подследственности;

— изучить порядок регистрации первичной информации о пенитенциарных преступлениях, возбуждения уголовных дел и производства неотложных следственных действий, сопоставить правовые основы проведения неотложных следственных действий и режимных мероприятий;

— рассмотреть особенности предварительного следствия по пенитенциарным преступлениям и сформулировать предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства РФ с учетом интересов правоприменительной практики;

— исследовать порядок взаимодействия следователей с оперативными подразделениями ФСИН России при раскрытии и расследовании пенитенциарных преступлений.

Методологической основой диссертационного исследования являются диалектический метод познания социально-правовых явлений, а также исторический, системно-структурный, сравнительно-правовой, логико-теоретический, статистический методы и методы конкретно-социологических исследований.

Теоретическую основу диссертационного исследования составили научные труды ведущих специалистов в области уголовного процесса и криминалистики, оперативно-розыскной деятельности, уголовного права, уголовно-исполнительного права, криминологии, а также теории государства и права, истории государства и права России, философии и других отраслей научного знания.

В своей работе диссертант опирался на труды Ю. В. Арсеньева, B. М. Анисимкова, О. П. Александровой, А. В. Агаркова, А. Ф. Бычкова, Б. Т. Безлепкина, И. Е. Быковского, С. В. Бажанова, В. А. Борисова, Р. С. Белкина, Ф. Ю. Бердичевского, Н. И. Брезгина, С. М. Вологина, М Н. Гернета, К. К. Горяинова, И. И. Гусевой, В. В. Дедюхина, М. Г. Деткова, С. А. Демина, А. И. Долговой, И. И. Карпеца, М. В. Костюка, C. И. Кузмина, А. М. Лютынского, В. А. Максимова, А. А. Мазурина, С. И. Медведева, М. А. Петуховского, А. Р. Раминова, А. Б. Соловьева, A. В. Жогина, Ф. Н. Фаткуллина, В. Е. Жарского, Р. В. Зимина, В. В. Лунева, B. С. Жеребина, В. И. Елинского, Н. Г. Шурухнова, Д. В. Якубовского и др.

Эмпирическую основу исследования составили: Конституция Российской Федерации; Уголовный кодекс Российской Федерации; Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации; Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации; федеральные, в том числе конституционные законы Российской Федерации; межведомственные нормативные правовые акты Генеральной прокуратуры Российской Федерации,

Министерства внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службы исполнения наказаний; иные нормативные акты, имеющие непосредственное отношение к рассматриваемым вопросам, а также судебные акты Конституционного и Верховного судов Российской Федерации. В работе использовались: статистические данные ФСИН России за 2001-2006 гг.; результаты анкетирования 64 архивных уголовных дел, расследовавшихся следователями прокуратуры по надзору за исполнением законов в ИУ Владимирской и Ивановской областей за 2000-2006 гг., данные проведенного автором опроса 635 сотрудников органов уголовной юстиции (из них 68,4 % сотрудников УИС (начальники и оперативные работники оперативных отделов управлений ФСИН и ИУ, проходивших обучение по заочной форме и на курсах повышения квалификации в ВЮИ ФСИН России, а также старшие корпусов, начальники отрядов и т. д.), 16,5 % прокуроров и следователей территориальных прокуратур и органов внутренних дел (в том числе следователей и прокуроров специализированных прокуратур) Владимирской, Ивановской, Рязанской, Нижегородской, Тульской, Тверской, Ярославской, Кировской, Вологодской областей, а также 9,3 % адвокатов и 15,8 % судей областных и районных судов г. Владимира и г. Иваново); результаты интервьюирования прокурорско-следственных работников, сотрудников учреждений и органов ФСИН России.

Научная новизна работы определяется тем, что автор обратился к малоизученной проблеме расследования пенитенциарных преступлений как в истории русской пенитенциарной политики, так и в ее советско-российский период. В процессе работы диссертантом обоснованы изменения норм УПК РФ, призванные способствовать повышению качества предварительного следствия по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в ИУ. В частности, автором выдвинуто утверждение о том, что все пенитенциарные преступления должны расследоваться следователями специализированных прокуратур, и они же должны являться субъектом производства неотложных следственных действий в учреждениях ФСИН России. В связи с этим даны рекомендации по дополнению ст. 151 УПК РФ (подследственность) указанием на то, что все уголовные дела по пенитенциарным преступлениям подследственны следователям специализированных прокуратур; обоснованы предложения по введению должностей штатных дознавателей в ИУ ФСИН России; очерчен круг физических лиц, выступающих в качестве понятых при производстве следственных действий в ИУ ФСИН России и др. Автором предложено расширенное толкование понятия пенитенциарного преступления.

Научная новизна диссертационного исследования нашла свое отражение в положениях, выносимых на защиту.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. На основе исследования вопроса о генезисе феномена предварительного расследования пенитенциарных преступлений в русском и совет-

ско-российском уголовном процессе произведен анализ развития института предварительного следствия по уголовным делам рассматриваемой категории от смотрителя монастырских тюрем (в условиях территориально-правовых органов — губернаторов) до создания специализированных прокуратур. В результате автор пришел к выводу, что расследование пенитенциарных преступлений возлагалось на служащих тюремных ведомств, в подчинении которых находились данные учреждения.

2. Обоснование предложений о необходимости дополнения ст. 151 УПК РФ (подследственность) указанием на то, что все пенитенциарные преступления расследуются следователями специализированных (пенитенциарных) прокуратур как в форме дознания, так и в форме предварительного следствия, поскольку участниками уголовного процесса практически по всем уголовным делам наряду с осужденными является аттестованный и вольнонаемный состав ИУ ФСИН России.

3. Обоснование тезиса о том, что субъектом производства неотложных следственных действий в учреждениях ФСИН России должен быть исключительно следователь прокуратуры, поскольку практика возбуждения уголовных дел органами дознания, правовой статус которых относительно ИУ в УПК РФ четко не определен, не находит должного распространения.

4. Субъектом уголовно-процессуальных отношений являются не органы предварительного следствия, а следственные управления, отделы, отделения и группы; об органах предварительного следствия можно говорить лишь в случае создания единой государственной структуры — Федеральной службы расследования преступлений.

5. Обоснование необходимости введения в ИУ ФСИН России должности штатных дознавателей и в зависимости от наполняемости ИУ спецконтингентом — штатные отделы, отделения дознания.

6. Уточненная дефиниция понятия пенитенциарного преступления, под которым предлагается понимать запрещенное уголовным законом общественно опасное, виновное и наказуемое деяние, совершенное осужденным к лишению свободы в период отбывания наказания в колонии-поселении, воспитательной колонии, исправительной колонии, тюрьме, лечебном ИУ либо следственном изоляторе, а также совершение преступления в период условного осуждения.

7. Утверждение о том, что представитель администрации колонии не может назначаться в качестве законного представителя несовершеннолетнего, в этом качестве следует привлекать членов наблюдательных комиссии местных администраций, в зоне юрисдикции которых функционируют соответствующие ИУ ФСИН России.

Теоретическая значимость выражается в том, что материалы диссертации дополняют и развивают положения науки уголовно-процес-

суального права, в частности, такой ее раздел, как учение о предварительном следствии по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в ИУ.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования разработанных теоретических положений, выводов, рекомендаций и предложений в практической деятельности следственных подразделений, расследующих пенитенциарные преступления, при возбуждении уголовных дел, подследственных следователям, и при производстве неотложных следственных действий, а также в целях совершенствования уголовно-процессуального законодательства РФ. Результаты исследования могут быть использованы также в преподавании дисциплин «Уголовный процесс» и «Оперативно-розыскная деятельность» в образовательных учреждениях, при подготовке учебной и учебно-методической литературы, в практической деятельности ФСИН России.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и практические выводы диссертации неоднократно обсуждались на заседаниях кафедры уголовно-процессуального права Владимирского юридического института ФСИН России и внедрены в учебный процесс института, а также используются в практической деятельности СУ при УВД по Владимирской области, УФСИН России по Владимирской области и Владимирской прокуратуры по надзору по соблюдению законов в ИУ. Материалы диссертационного исследования докладывались автором на межвузовском научно-практическом семинаре «Особенности уголовно-процессуальной деятельности в органах и учреждениях ФСИН России», проходившем в Вологодском институте права и экономики ФСИН России 31 октября 2006 г ., и отражены в опубликованных работах автора, среди которых следует выделить научное издание «Предварительное следствие по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в исправительных учреждениях ФСИН России», которое в количестве 300 экземпляров разослано по системе учебных заведений МВД и ФСИН России.

Структура диссертации обусловлена ее целью и задачами и соответствует логике исследования. Работа состоит из введения, двух глав, включающих 7 параграфов, заключения, библиографического списка и приложений.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы, характеризуется степень ее научной разработанности, определяются ее объект, предмет, его цель и задачи, даются методологическая, теоретическая и эмпирическая основы работы, доказываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации результатов исследования.

Первая глава «Предварительное следствие как форма предварительного расследования пенитенциарных преступлений» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Органы предварительного следствия по УПК РФ и правовые основы их деятельности» автором дается анализ органов предварительного следствия в разрезе действующего УПК РФ. Процессуальное построение предварительного следствия опирается на общие принципы судопроизводства, сформулированные в Конституции РФ и УПК РФ. Обязанность проведения предварительного следствия (ст. 38, 150-151 УПК РФ) как признак особой процессуальной деятельности определяется по субъектам преступлений и в зависимости от вида уголовного преследования. Кроме того, закон указывает на перечень должностных лиц, наделенных государством специальными полномочиями по производству предварительного следствия: следователь и прокурор. Уголовно-процессуальное законодательство закрепляет общие условия производства предварительного следствия и дознания (гл. 21 УПК РФ), к которым относятся: наличие перечня государственных органов и должностных лиц, уполномоченных вести предварительное следствие (ст. 151 УПК РФ), а также определение их полномочий по кругу дел — подследственность (ст. 150-151 УПК РФ).

Рассматривая органы предварительного расследования и правовые основы их деятельности, при сравнительном анализе УПК РФ и УПК РСФСР автор приходит к выводу, что действующее законодательство не дает исчерпывающего перечня органов предварительного следствия, а также органов дознания, правовой статус которых в УПК РФ четко не определен. Следует отметить, что в словаре русского языка С. И. Ожегова под термином «орган» понимается государственное или общественное учреждение, организация, а не их структурные подразделения или должностные лица. В теории уголовно-процессуального права общепринятыми являются терминологические выражения: «органы предварительного расследования» («следствия»), «органы дознания», «следственные органы», «следственные подразделения» («аппараты»), что не совеем верно, так как следственные функции выполняют подразделения. По мнению диссертанта, правильнее говорить о «следственньгх управлениях», «отделах», «отделениях», «группах». Однако наименование ст. 163 УПК РФ «Производство предварительного следствия следственной группой», представляя в законодательстве процессуальное (правовое) явление, диссонирует с термином «следственные группы», обозначающим организационно-штатные единицы, имеющиеся в структуре следственных управлений и отделов областных, краевых и приравненных к ним УВД (МВД).

Генеральным прокурором СССР, исходя из концентрации ИУ, в союзных республиках, краях и областях СССР были организованы специализированные прокуратуры по надзору за соблюдением законов в ИТУ, дейст-

вующие до настоящего времени. В штат специализированных прокуратур были введены должности следователей, функциональные обязанности которых в настоящее время не урегулированы. Открытым остается вопрос о подследственности дел следователям указанных прокуратур. Исходя из анализа практической деятельности специализированных прокуратур по расследованию пенитенциарных преступлений, диссертант предлагает осуществлять предварительное расследование по всем преступлениям, совершаемым в УИС, независимо от их подследственности следователями специализированных прокуратур. В УПК РФ сохранена почти без изменений старая форма предварительного расследования. Однако, судя по некоторым высказываниям на страницах юридической печати, это промежуточный этап. По мнению некоторых реформаторов уголовного судопроизводства, решению указанных проблем предварительного следствия может способствовать создание Федеральной службы расследования (ФСР). Это позволит устранить споры о подследственности уголовных дел и уменьшить количество межведомственных согласований. Концентрация следователей в одном ведомстве позволит повысить управляемость следственных подразделений в масштабах всей страны. Таким образом, уменьшатся сроки расследования, повысится его качество, укрепится следственный аппарат и правовая защищенность граждан, в том числе и в учреждениях УИС.

В случае создания ФСР встает вопрос о специализации отделов по расследованию преступлений, в числе которых должен быть и отдел по расследованию пенитенциарных преступлений.

Во втором параграфе «Следственные подразделения, осуществляющие предварительное расследование пенитенциарных преступлений, в структуре органов уголовной юстиции РФ» проводится сравнительный анализ производства дознания в ИУ по УПК РСФСР и УПК РФ. Согласно УПК РСФСР начальник ИУ был наделен правом самостоятельного расследования уголовного дела, в том числе принимать по нему в соответствии с законом любые решения, т. е. обладал определенной процессуальной самостоятельностью. На практике он, как правило, поручал производство расследования лицу, производящему дознание, т. е. наиболее подготовленному в юридическом отношении оперативному уполномоченному оперативного отдела.

Необходимо отметить, что известны случаи, когда указанное должностное лицо не имело юридического образования, в силу чего процессуальные документы, составленные по уголовному делу дознавателем, требовали пересоставления. Так, результаты режимных мероприятий в ИУ (например, обыски) оформлялись в виде протоколов следственных действий с многочисленными нарушениями уголовно-процессуального законодательства. Вместе с тем нередко утрачивались важнейшие доказательства по уголовному делу, поскольку временной интервал с момента совершения преступления и обнаружения, закрепления, изъятия и оценки доказа-

тельств был большим. Чаще всего нарушения в данном случае уголовно-процессуального законодательства исправляла специализированная прокуратура по надзору за учреждениями, исполняющими уголовные наказания.

УПК РФ изменил привычное ранее процессуальное положение указанных должностных лиц в уголовном процессе. Исследуя в работе точки зрения известных российских ученых (Е. Н. Арестова, О. П. Александровой, Б. Т. Безлепкина, К. К. Горяинова, А. С. Есина, Т. Д. Пана, А. П. Рыжакова, А. И. Сергеева, Ю. К. Якимовича и др.), диссертант пришел к выводу, что среди теоретиков-процессуалистов, а также практиков нет единого мнения по определению уголовно-процессуального статуса учреждений ФСИН России и их начальников при раскрытии ими преступлений.

Диссертант, анализируя внутренне построение УИС, определенное в Законе РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» от 21 июля 1993 г . № 5473-1 и Положении о Федеральной службе исполнения наказаний, утвержденном Указом Президента РФ от 13 октября 2004 г . № 1314, а также ст. 16 УИК РФ, пришел к выводу, что не все учреждения и органы УИС имеют в своей структуре оперативные подразделения, наделенные правом осуществления оперативно-розыскной деятельности. В то же время УПК РФ уполномочивает начальников таких учреждений и органов на производство неотложных следственных действий по делам, когда предварительное следствие обязательно, с учетом указанной в п. 5 ч. 2 ст. 157 УПК РФ подследственности.

Полномочия начальников учреждений и органов УИС по производству неотложных следственных действий в соответствии с текстом указанной нормы являются персонифицированными и делегированию подчиненным сотрудникам не подлежат. Следовательно, оперативные подразделения ФСИН России не вправе возбуждать уголовные дела, подследственные следователям, и производить по ним неотложные следственные действия.

По мнению диссертанта, субъектом производства неотложных следственных действий в учреждениях ФСИН России должен быть исключительно следователь, поскольку практика возбуждения уголовных дел органами дознания, правовой статус которых относительно ИУ в УПК РФ четко не определен, не находит должного распространения.

Изучение проблем пенитенциарной практики показывает, что начальники ИУ ФСИН России, как и ранее, поручают производство неотложных следственных действий одному из своих подчиненных сотрудников, за собой же оставляют контроль за ним.

Анализируя вышеизложенное, автор предлагает в ИУ ФСИН России ввести должности штатных дознавателей и (в зависимости от наполняемости учреждений спецконтингентом) штатные отделы и отделения дознания.

Результаты анкетирования и интервьюирования прокуроров и следователей специализированных прокуратур показали, что большая часть сотрудников (73,4%) поддержала вопрос четкого определения подследствен-

ности уголовных дел, расследуемых следователями данных прокуратур, в УПК РФ и подзаконных нормативных правовых актах; 18,7 % считают, что в этом нет необходимости; 7,9 % респондентов оставили вопрос без внимания. Из тех, кто выступил против, 63,8 % выразили мнение, что определение подследственности не способствует улучшению работы следователей и ограничит их полномочия; 56 % не видят в этом необходимости, так как прокурор может решить вопрос подследственности самостоятельно (по мнению некоторых сотрудников прокуратуры, подследственность альтернативна); 10,2 % выразили особую точку зрения по поводу недопустимости совмещения следственных и надзорных функций органами прокуратуры.

При изучении материалов архивных уголовных дел по пенитенциарным преступлениям, а также данных анкетирования следователей специализированных прокуратур и оперативных сотрудников ИУ диссертант пришел к выводу, что предварительное расследование производится следователями прокуратуры, дознавателями (следователями) ОВД, ФСКН РФ территориальных органов, в зоне юрисдикции которых действуют ИУ. Однако возбужденные уголовные дела часто передаются следователям специализированной прокуратуры или, наоборот, забираются ими. Мотивы передачи уголовных дел по подследственности следователям специализированных прокуратур различны. Диссертант обосновывает предложения по дополнению ст. 151 УПК РФ (подследственность) указанием на то, что все пенитенциарные преступления независимо от подследственности должны расследоваться следователями специализированных (пенитенциарных) прокуратур как в форме дознания, так и в форме предварительного следствия.

В третьем параграфе «История становления и развития органов предварительного следствия, специализирующихся на расследовании пенитенциарных преступлений» проведено исследование вопроса о генезисе феномена предварительного расследования пенитенциарных преступлений в русском и советско-российском уголовном процессе, осуществлен анализ развития института предварительного следствия по уголовным делам рассматриваемой категории.

История отечественных пенитенциарных учреждений начинается со времени формирования и деятельности первых мест лишения свободы -тюрем и острогов. Ранние законодательные памятники, такие как «Русская правда», Судебники 1497 и 1550 гг. не уделяли внимания проблеме преступности со стороны заключенных, нет об этом упоминания и в Соборном уложении 1649 г . Дела о преступлениях, совершенных в Московском уезде, были подведомственны Разбойному приказу (о чем свидетельствует ст. 1 гл. XXI «О разбойных и о татиных делах» Соборного уложения 1649 г .), а в других городах — губным старостам и целовальникам по наказам Разбойного приказа, которые участвовали в сыске и поимке преступников. Однако уже со второй половины XVII в. появлялись указы, направленные на борьбу с данным явлением. В XIX в. в связи с кодификацией

российского законодательства статьи, посвященные борьбе с пенитенциарной преступностью, помещаются в Уставе о ссыльных и Уставе о содержащихся под стражей. Анализируя источники, а также работы известных российских ученых (М. Н. Гернета, В. И. Елинского, Ю. В. Арсеньева, А. Ф. Бычкова, В. А. Борисова, М. Г. Деткова, В. В. Дедюхина, С. И. Кузьмина, Д. В. Якубовского и др.), диссертант высказывает мнение, согласно которому преступления, совершавшиеся заключенными тюрем, расследовались и наказывались администрацией этих учреждений под покровительством высокопоставленных чиновников, в ведении которых они находились. Этой властью их наделяли инструкции, уставы, проекты, регламентирующие режим мест заключения. Обязанности по пресечению, раскрытию преступлений и нарушений режима содержания были возложены на начальника (смотрителя) тюрьмы. Обеспечение должного порядка в тюрьмах достигалось «полицейскими» мерами, т. е. использовались такие же средства и методы, которые применялись чинами полиции и вне мест лишения свободы. Знание этих методов было обусловлено назначением на должность начальников тюрем лиц из числа офицеров полиции.

Особое внимание автора обращено на монастырские тюрьмы, просуществовавшие до конца XIX в. Инструкция 1855 г . предоставляла абсолютную власть игумену, который, как и прежде, оставался ее главой. Отношение игумена к гражданской власти было определено как его «право» (а не обязанность) обращаться к местному губернатору в случае нужды. По мнению диссертанта, расследование преступлений и нарушений порядка, совершавшихся заключенными монастырских тюрем, находилось в полном ведении игумена.

Таким образом, в начале XX в. в Российской империи сформировались специализированные органы, осуществлявшие сыскную деятельность. В пенитенциарной системе таких органов не существовало, однако их функции были возложены на сотрудников тюремного ведомства. Они же осуществляли работу по предотвращению и раскрытию политических и уголовных преступлений во взаимодействии с сотрудниками охранных отделений и Сыскной полиции.

С созданием нового государственного аппарата 12 декабря 1917 г . Совет Народных Комиссаров (СНК) возложил на Народный комиссариат юстиции (НКЮ) общее руководство местами заключения. Задача реформирования мест лишения свободы относилась на образованную 25 декабря 1917 г . в рамках НКЮ РСФСР Тюремную коллегию, которая в мае 1918 г . была реорганизована в Карательный отдел НКЮ, а тюремные коллегии на местах — в карательные отделы при губернских комиссариатах юстиции. В отсутствие единого нормативного акта по организации борьбы с нарушениями режима и преступностью среди заключенных местным карательным отделам предписывалось исходить из правил Общей тюремной инструкции, которые не были отменены и не противоречили основным положени-

ям Временной инструкции. Таким образом, использовался опыт царских тюрем по пресечению побегов, иных преступных посягательств заключенных, которые могли быть выявлены на местах личным составом охраны и надзирателями.

Такое положение дел оставалось в ИТУ, находившихся в ведении наркоматов юстиции и внутренних дел, лагерях особого назначения и иных местах заключения, находившихся в ведении ВЧК-ГПУ-ОГПУ вплоть до 1934 г .

Приказом ОГПУ от 23 мая 1930 г . были созданы специальные оперативные аппараты — информационно-следственные отделы, на которые возлагались задачи, аналогичные территориальным органам ОГПУ: предотвращение и раскрытие государственных преступлений, розыск преступников, совершивших побег. Вместе с тем, учитывая специфику обслуживаемых объектов исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ) они осуществляли борьбу также с общеуголовными преступлениями в лагерях. В целях решения возложенных на информационно-следственные отделы задач они в полном объеме вели следственную работу в отношении как заключенных, так и вольнонаемного состава ИТЛ, включая начальствующий состав ИТЛ и весь личный состав военизированной охраны.

В 1934 г . по решению ЦИК СССР был образован общесоюзный Народный комиссариат внутренних дел (НКВД), в состав которого вошло ОГПУ со всеми подведомственными ему учреждениями, включая ИТЛ, а также места заключения, ранее находившиеся в подчинении наркомата юстиции. Организационное положение третьих отделов было изменено приказом НКВД СССР от 14 сентября 1937 г ., объявившим Временное положение о третьих отделах ИТЛ НКВД. Согласно данному Положению оперативные аппараты (третьи отделы) в полном объеме вели также следственную работу в отношении заключенных и вольнонаемного состава. Отделение уголовного розыска предназначалось для противодействия лагерному бандитизму, расхищениям социалистической собственности и другим уголовным преступлениям как среди заключенных, так и вольнонаемного состава. Им также было предоставлено право ведения следствия по этим делам.

В начале Великой Отечественной войны в местах лишения свободы в связи со сложившимся тяжелым положением приказом народного комиссара внутренних дел СССР от 28 февраля 1941 г . были организованы первые специальные отделы НКВД СССР. На первый оперативный отдел в составе тюремного управления НКВД СССР возлагались задачи по руководству следственной работой по преступлениям, вскрытым в ИТЛ и колониях НКВД. В 1940 г . следственный аппарат был образован в структуре Главного управления милиции НКВД СССР, в обязанности которого входило расследование пенитенциарных преступлений. Расследованием пре-

ступлений, совершаемых в ИТЛ, в порядке ст. 108 УПК РСФСР занимались прокуроры лагерей.

С 1958 г . правом производства предварительного следствия наделялись лишь следователи прокуратуры и органов государственной безопасности. В 1963 г . в МООП (МВД) был создан следственный аппарат для расследования общеуголовных дел и с 1970 г . следственные подразделения включались в состав городских районных органов внутренних дел. В обязанности следственных подразделений входило расследование преступлений, совершаемых в пенитенциарных учреждениях, которые территориально находились в зоне их юрисдикции. С 1980 г . приказом Генерального прокурора в республиках, краях и областях были созданы прокуратуры по надзору за соблюдением законов в ИТУ. В их структуру были введены должности следователей, в обязанности которых входило следствие по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в ИТУ. Данное положение сохранилось до настоящего времени.

В четвертом параграфе «Криминологическая характеристика наиболее типичных пенитенциарных преступлений и ее связь с институтом подследственности» проведен детальный анализ рецидивной преступности в ИУ, который позволяет выделить в ее структуре три группы наиболее распространенных преступлений: против личности, общественной безопасности и общественного порядка, правосудия и порядка управления. Автор отмечает, что некоторые преступления в исправительных колониях могут совершаться только осужденными, отбывающими наказание: побег из мест лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (ст. 313 УК РФ); дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества (ст. 321 УК РФ). В других случаях они являются обычными общеуголовными преступлениями (убийства, причинения вреда здоровью, кражи и др.). Анализируя данные преступления, совершаемые в ИУ, и исследуя точки зрения разных ученых (А. И. Долговой, А. А. Мазурина, Н. И. Брезгина, И. И. Карпеца, В. В. Лунева, В. С. Жеребина, М. В. Костюка), диссертант проводит исследование специфических факторов, способствующих совершению пенитенциарного преступления, которые подразделяются на следующие подвиды: социально-психологические, социально-экономические, организационно-управленческие, организационно-технические. Кроме того, автор анализирует конфликты между осужденными, подавляющее большинство которых возникает на личностно-бытовой почве; основе производственной деятельности; в иных сферах их жизнедеятельности. При возникновении конфликтов преобладающими являются: грубость в общении между осужденными; азартные игры; обычаи, нравы и традиции преступного мира; ложь со стороны отдельных осужденных.

К числу факторов, влияющих на формирование личности и поведение преступника, относятся следующие неформальные уровни управления происходящими в среде осужденных процессами: высший, средник и низший.

Типологию осужденного, совершающего преступления в период отбывания наказания в виде лишения свободы диссертант разделяет на независимый, ситуативно-криминогенный, активно-криминогенный типы, характеризуя каждый из них.

Криминологический анализ пенитенциарной преступности по видам пенитенциарных учреждений позволил диссертанту сделать вывод о том, что наиболее криминогенными являются колонии-поселения. На втором месте находятся исправительные колонии (ИК) общего режима; третье место занимают ИК строгого режима; четвертое — тюрьмы и следственные изоляторы; далее следуют прочие (противотуберкулезные ИК, ТПП в составе ИК, ИК-больницы), воспитательные колонии и колонии особого режима. Разделив число осужденных, совершивших преступления во время пребывания в ИУ определенного вида, на число отбывающих наказание в этом же учреждении, автор отмечает следующую закономерность: наибольшей криминогенностью отличаются колонии-поселения и воспитательные колонии.

Наименьший процент повторных преступлений во время отбывания наказания принадлежит осужденным, отбывающим наказание в тюрьмах. Такой довольно низкий показатель обусловлен более жестким режимом отбывания наказания и высокой степенью предупредительной деятельности сотрудников данных учреждений.

Типичными психологическими отклонениями, свойственными осужденным, являются неуравновешенность, вспыльчивость, возбудимость, сочетающиеся с озлобленностью, агрессивными устремлениями, немотивированными действиями, пренебрежением к достоинству личности, правилам поведения, общественному порядку. Практика показывает, что большинство дезорганизующих действий обусловлены морально-психологическими свойствами личности осужденного и являются логическим продолжением ее предшествующего поведения.

Исследуя характеристики пенитенциарного преступления, факторы, способствующие совершению данных преступлений, диссертант отмечает, что преступления, совершаемые в учреждениях УИС, различны: от тяжких преступлений до преступлений небольшой и средней тяжести. Согласно ст. 151 УПК РФ уголовные дела о таких преступлениях имеют различную подследственность. На основании этого пенитенциарные преступления можно отнести к компетенции того или иного органа предварительного следствия или дознания.

Вторая глава «Особенности раскрытия и расследования пенитенциарных преступлений» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Порядок регистрации первичной информации о пенитенциарных преступлениях, возбуждения уголовных дел и производства неотложных следственных действий» анализируются особенности регистрации первичной информации о пенитенциарных преступлениях, возбуждения уголовных дел и производства неотложных следственных действий при расследовании указанных преступлений.

Порядок приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях и происшествиях, контроля за их прохождением осуществляется на основании Инструкции о приеме, регистрации и проверке в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы сообщений о преступлениях и происшествиях (далее: Инструкция), утвержденной приказом Министерства юстиции РФ от 11 июля 2006 г . № 250, во исполнение приказа «О едином учете преступлений» № 253 Министерства юстиции России.

Указанный подзаконный нормативный правовой акт разработан на основе положений приказа Генеральной прокуратуры Российской Федерации, МВД России, МЧС России, Минюста России, ФСБ России, Минэкономразвития России, ФСКН России «О едином учете преступлений» от 29 декабря 2005 г . № 39/1070/1021/253/780/353/399, согласно которому все сообщения о происшествиях регистрируются в Книге учета сообщений о происшествиях (КУСП), и укрытым от регистрации считается сообщение о происшествии, если оно не внесено в КУСП. В связи с этим обращает на себя внимание п. 13 раздела о «Регистрации сообщений о преступлениях и происшествиях» Инструкции, согласно которому сообщения о преступлениях регистрируются в КУСП, а информация о происшествиях — Журнале регистрации информации о происшествиях. Таким образом, согласно Инструкции в учреждениях УИС следует иметь книгу регистрации преступлений и книгу регистрации происшествий. Сообщения о преступлениях могут быть зарегистрированы в Журнале регистрации информации о происшествиях, что, по мнению диссертанта, может привести к сокрытию преступлений от учета.

Как показывает следственная практика и анализ архивных уголовных дел, сообщения о преступлениях, совершаемых в ИУ, поступают в центральные органы УИС и, как правило, всегда в прокуратуру по надзору за исполнением законов в ИУ, а при значительной удаленности учреждения — в территориальные прокуратуры, органы МВД и ФСКН РФ по подследственности, где они регистрируются. Такие действия предписывал п. 8.12.2 и п. 8 14.1 приказа «Об утверждении инструкции о надзоре за осужденными, содержащимися в исправительных колониях» от 7 марта 2000 г . № 83. Однако в специальной директиве Министерства юстиции РФ ( 2006 г .), отменившей Инструкцию, согласно п. 228 в действиях оперативного дежурного при совершении преступления не предусматривается сообщение о престу-

плениях в городской (районный) отдел внутренних дел. Однако по-прежнему сохраняется практика сообщения о совершении преступления в территориальные правоохранительные органы. Регистрация преступлений производится следователями указанных правоохранительных органов по территориальности, выезжающими в ИУ. По факту совершенного преступления и на основании проверочных материалов они же, как правило, возбуждают уголовное дело. Согласно ст. 146 УПК РФ компетенция в решении вопроса о возбуждении уголовного дела предоставлена также и дознавателю с согласия прокурора. В соответствии со ст. 157 УПК РФ начальникам ИУ УИС подследственны дела о преступлениях против установленного порядка несения службы, совершенных сотрудниками данных учреждений, а равно дела о преступлениях, совершенных в расположении ИУ. По мнению автора, наделение начальников учреждений правом производства следственных действий по уголовным делам о преступлениях против установленного порядка несения службы не совсем верно. В данном случае присутствует ведомственный интерес, что не позволяет объективно производить расследование.

В качестве лица, производящего дознание, в ИУ выступает, как правило, сотрудник оперативного отдела. По мнению диссертанта, практика возбуждения уголовных дел и производства неотложных следственных действий не находит должного распространения, поскольку правовой статус органов дознания в ИУ по УПК РФ четко не определен. Поэтому при обнаружении признаков преступления (независимо от подследственности) начальниками учреждений безотлагательно уведомляется прокурор по надзору за ИУ и начальник территориального управления ФСИН России. Прокурор берет все имеющиеся материалы проверки сообщения о преступлении, при наличии оснований возбуждает уголовное дело, и следователь прокуратуры по надзору за ИУ расследует данное преступление. В случае удаленности учреждения извещаются территориальные органы внутренних дел или ФСКН РФ, которые возбуждают уголовные дела. Решение данной проблемы диссертант видит во введении в штат ИУ ФСИН России должности дознавателей и (в зависимости от наполняемости учреждений спецконтингентом) штатные отделы, отделения дознания.

В ИУ УИС, а также следственных изоляторах производство неотложных следственных действий в порядке ст. 157 УПК РФ имеет свою специфику, связанную с закрепленным в нормах УИК РФ режимом исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы.

Режимные мероприятия по своему тактическому исполнению имеют много схожих черт со следственными действиями, регламентированными УПК РФ (обыском, личным обыском, наложением ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотром и выемкой, контролем и записью переговоров).

Однако, несмотря на наличие общих черт между следственными действиями и режимными мероприятиями, производимыми в ИУ, необходимо отметить, что только первые направлены на получение и проверку доказательств и характеризуются детальной самостоятельной процедурой производства, закрепленной в УПК РФ.

В условиях ИУ диссертант выделяет следующие режимные мероприятия.

1. В условиях ИУ, при совершении преступления, производится охрана места происшествия, которая согласно специальной директиве Министерства юстиции РФ ( 2006 г .) призвана обеспечить сохранность следов преступления. Непосредственно осмотр места происшествия как следственное действие проводит следователь или орган дознания.

2. Процедура обыска регламентирована ст. 182 УПК РФ, и лишь при строгом ее соблюдении фактические данные, полученные по его результатам, могут быть признаны доказательствами. Обыск возможен только по мотивированному постановлению лица, производящего дознание, и следователя с разрешения прокурора и суда. Среди исследованных уголовных дел не встретилось ни одного, по которому обыск как следственное действие производился оперативными работниками ИУ в соответствии с указанными в УПК РФ требованиями. Личные обыски и обыски в помещениях и на местности осуществлялись в порядке обеспечения режима содержания осужденных, так как в соответствии с ч. 5 ст. 82 УИК РФ администрация вправе подвергать осужденных и помещения, в которых они проживают, обыску без санкции прокурора. Выемки заменялись изъятием необходимых предметов путем осмотра местности или помещения, проводимого также в порядке обеспечения режима в ИУ.

3. Результаты исследования показали, что в большей части уголовных дел в ситуациях, когда необходимо было освидетельствование, его проводили в виде медицинского обследования врачи медсанчастей учреждений. В уголовных делах, по которым освидетельствование производилось в ходе проверки, иногда встречались так называемые «Постановления об определении следов повреждений», или «побоев», «телесных повреждений». На их основании врачи медсанчастей ИУ единолично обследовали лиц и выдавали справки о наличии и характере следов повреждений. Такие постановления по содержанию (мотивировке и поставленным вопросам) напоминают постановления о производстве экспертиз, однако в целом выполняемое действие не похоже ни на экспертизу, ни на освидетельствование. По мнению диссертанта, эта практика сложилась в связи с тем, что врачи медсанчастей ИУ обследуют осужденных независимо от связи объекта обследования с уголовным делом. При этом не учитывается, что упрощенный режим медицинского освидетельствования снижает достоверность получаемых фактических данных.

4. Оперативными работниками ИУ в случае совершения преступления проводится опрос фигурантов. В условиях ИУ допрос как следственное действие проводит следователь или орган дознания. Изучая особенности, условия и тактические приемы допроса участников уголовного судопроизводства по уголовным делам о пенитенциарных преступлениях в ИУ, а также мнения ученых по этому вопросу (А. М. Лантуха, М. А. Петуховского, Н. Г. Шурухнова, А. П. Халявина и др.), автор пришел к выводу, что на истинность показаний осужденных влияют присущие многим из них антиобщественные взгляды и привычки, проявляющиеся в моральной солидарности с лицами, совершающими в ИУ преступления, недоброжелательном отношении к деятельности судебно-следственных органов, личной заинтересованности допрашиваемых. Определенное влияние на истинность показаний свидетелей и потерпевших оказывает распространенность в условиях ИУ физических и психических угроз в их адрес. Причем к такому способу воздействия на свидетелей и потерпевших прибегают не только сами преступники, но и лица, им сочувствующие.

Свидетели и даже потерпевшие не желают давать показания вообще или дают заведомо ложные показания во избежание конфликтов с окружающими их осужденными. Иногда допрашиваемые, дав правдивые показания, по этим же причинам отказываются от их протоколирования или не подписывают протоколы допросов.

Тактика проведения неотложных следственных действий в ИУ на протяжении многих лет не претерпела каких-либо серьезных изменений с одним отличием, заключающимся в том, что все следственные действия производят следователи, в чьем производстве находятся уголовные дела. Оперативные работники ИУ неотложных следственных действий не производят, а проводят мероприятия в порядке обеспечения режима отбывания наказаний осужденными и содержания лиц, заключенных под стражу (например, акт об изъятии корреспонденции, обыска, осмотра, проводимых в порядке обеспечения режимных требований).

Во втором параграфе «Особенности предварительного следствия по пенитенциарным преступлениям» автор отмечает специфику мест лишения свободы, которая оказывает существенное влияние на организацию и тактику расследования: как облегчает, так и осложняет расследование совершаемых преступлений.

К числу обстоятельств, облегчающих работу по расследованию преступлений, относятся:

— отсутствие возможности у лиц, совершивших преступление, покинуть пределы объекта места лишения свободы, на котором оно ими было совершено (камеры, локальный участок жилой или производственной зоны, производственного объекта и т. д.);

— в связи с большой концентрацией осужденных на незначительной территории и круглосуточным наблюдением за ними администрации уч-

реждения преступления в местах лишения свободы совершаются, как правило, в условиях очевидности;

— правовое положение осужденных позволяет администрации без санкции прокурора производить в любое время суток обыск жилых и производственных объектов места лишения свободы, личный обыск осужденных, сбор, построение осужденных и осмотр их внешнего вида;

— наличие в штатах всех учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, оперативных аппаратов, в функции которых в соответствии со ст. 13 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 г . № 144-ФЗ и ст. 84 УИК РФ вменяется раскрытие преступлений, совершаемых на территории данных учреждений; ожидая прибытия следователя в ИУ, они организуют охрану места происшествия, выявление очевидцев и иных лиц, могущих быть свидетелями, задержание возможных подозреваемых и т. д.;

— наличие у руководства учреждения властных полномочий к оперативному задействованию в раскрытии преступления необходимого количества представителей администрации ИУ.

В учреждениях УИС преступления совершаются специфическим субъектом, который в полной мере не может осуществлять свои права, предусмотренные ст. 46, 47 УПК РФ. Среди них можно назвать право на представление доказательств, которое является немаловажным для подтверждения алиби обвиняемого, поскольку лица, проводящие расследование, как правило, занимают обвинительную позицию, и не взирая на обязанность устанавливать как уличающие вину доказательства, так и оправдывающие, большее предпочтение отдают отысканию улик. Защитник также в полной мере не может осуществить свои права, предоставленные ч. 3 ст. 86 УПК РФ, и получить, например, необходимые предметы с места преступления или объяснения очевидцев-сокамерников обвиняемого.

В настоящее время открытым остается вопрос о привлечении понятых к участию в производстве тех следственных действий в ИУ ФСИН России, в которых оно (участие) обязательно по закону. С целью решения указанной проблемы автором были разработаны научно обоснованные рекомендации, направленные на стабилизацию сложившегося положения. Диссертант предлагает при производстве следственных действий в ИУ ФСИН России в качестве понятых привлекать: а) представителей правозащитных организаций; б) адвокатов как оппонентов следователя в уголовном процессе; г) специальных понятых, формируемых из списочного состава наблюдательных комиссий местных администраций, в зоне юрисдикции которых функционируют соответствующие ИУ ФСИН России.

Особого внимания заслуживает вопрос участия адвоката, специализирующегося по пенитенциарным преступлениям. В УИС вопрос подзаконно-нормативного регулирования института специализированных

адвокатов не нашел своего отражения. Нет ничего по этому поводу и в Федеральном законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 г . № 63-ФЗ. На взгляд автора, вопрос является актуальным, так как со стороны адвокатов много злоупотреблений, связанных с нарушением режима отбывания наказания осужденными. Сюда можно отнести пронос запрещенных предметов, наркотиков, денег, передачу информации и т. д. По мнению диссертанта, «специализированные» адвокаты должны функционировать и в системе ФСИН РФ, в связи с чем, необходимо внести поправку в действующее законодательство.

При расследовании пенитенциарных преступлений встает вопрос об участии законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого. Как показывает следственная практика, несовершеннолетним обвиняемым или подозреваемым в качестве законных представителей следователем назначаются представители администрации воспитательных колоний. Возникает вопрос о правомерности такого назначения. Исправительные учреждения ФСИН РФ не входят в разряд попечительских учреждений, а следовательно, по мнению автора, представители данных учреждений не могут выступать в качестве законных представителей несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого). Один из путей решения данной проблемы видится в привлечении в качестве законного представителя несовершеннолетнего тех же членов наблюдательных комиссий при администрациях, в зоне юрисдикции которых функционируют ИУ.

В третьем параграфе «Взаимодействие следователей с оперативными подразделениями ФСИН России при раскрытии и расследовании пенитенциарных преступлений» диссертант дает интерпретацию понятия «взаимодействия». Опираясь на мнения различных ученых (А. Р. Ратинова, А. В. Жогина, Ф. Н. Фаткуллина, А. Н. Балашова, Н. А. Якубович, А. А. Закатова, С. В. Бородина, В. А. Рогожина, А. А. Чувилева, А. Ф. Осипова, Ф. Ю. Бердичевского), автор предлагает свое определение взаимодействия, обращая вместе с тем внимание на то, что согласно п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ при раскрытии преступлений следователь руководит расследованием, и здесь правильнее говорить не собственно о взаимодействии, а о содействии, подчеркивая вспомогательно-подчиненную роль оперативных работников следователю как должностному лицу, официально производящему расследование. Кроме организующей роли следователя, вытекающей из его полномочий., необходимо отметить, что именно следователь определяет необходимость взаимодействия в процессе расследования по делу, объем выполняемой работы, отслеживает результаты исполнения данных поручений, определяет в какой форме, на какой срок и с какого момента необходимо взаимодействие.

Исходя из утверждаемого положения, рассматриваются наиболее важные аспекты взаимодействия следователя с оперативными работниками УИС. Определены следующие основные задачи взаимодействия следователя с оперативными работниками учреждений УИС.

1. Обеспечение неотложных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий при расследовании преступлений.

2. Всестороннее и объективное расследование преступлений, своевременное изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, их совершивших, а также розыск скрывшихся преступников.

Рассматривая взаимодействие оперативных подразделений УИС с другими субъектами правоохранительных органов при расследовании пенитенциарных преступлений, необходимо учитывать определение пенитенциарного преступления. Пенитенциарным преступлением по российскому уголовному праву следует признавать запрещенное уголовным законом общественно опасное, виновное и наказуемое деяние, совершенное осужденным к лишению свободы в период отбывания наказания в колонии-поселении, воспитательной колонии, ИК, тюрьме, лечебном ИУ либо в следственном изоляторе в связи с оставлением для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию. Необходимо отметить, что совершение преступления в период условного наказания также следует отнести к разряду пенитенциарных.

Исходя из этого, диссертантом определен круг субъектов взаимодействия при расследовании пенитенциарного преступления. Это следственные аппараты прокуратуры, ОВД и ФСКН РФ, в зоне юрисдикции которых функционируют учреждения УИС, оперативные подразделения ИУ и ГУФСИН России. При чрезвычайных обстоятельствах к вышеперечисленным субъектам относятся также ВВ МВД, ФСБ, ГО и ЧС, прокуратура как организатор следственных групп, а также администрация республики (края, области), следователи прокуратуры по соблюдению законов в учреждениях УИС.

Автором рассмотрено нормативно-правовое регулирование, которое приобретает при этом особую актуальность во взаимодействии подразделений, решающих совместные задачи, поскольку оно устанавливает нормативные рамки данной деятельности, ее принципы, формы и методы, служит основой разрешения возможных противоречий. В связи с этим диссертант отмечает существенные особенности, имеющиеся в организации раскрытия преступлений в колониях-поселениях, что также накладывает свой отпечаток на состояние работы по взаимодействию оперативных подразделений ИК-поселений, ОВД, ФСКН РФ и следователей специализированных прокуратур. Анализируя ведомственное нормативное регулирование взаимодействия указанных подразделений, автор отмечает, что нормативно-правовая база не охватывает всех вопросов взаимодействия с учетом специфики таких учреждений, как ИК-поселения. Современное состояние право-

вого регулирования взаимодействия оперативных подразделений УИС, ОВД, ФСКН и специализированных прокуратур не позволяет охватить все направления работы, отсутствует четкая и конкретная регламентация в правовых документах, поэтому часто оперативные подразделения подходят формально к осуществлению данного вида деятельности. Предложения в научных публикациях по определению системы мер, обеспечивающих постоянный обмен информацией, а также выработке конкретного механизма исполнения принятых решений представляют практический интерес в решении общих задач, так как данные учреждения в основном дислоцируются в сельской и лесной местности, в связи чем создаются трудности качественного взаимодействия оперативных подразделений.

Особо актуальным, по мнению диссертанта, является вопрос взаимодействия учреждений и органов УИС при чрезвычайных обстоятельствах (ЧО) с другими правоохранительными органами, их правовой и организационной готовностью к действиям при ЧО в местах лишения свободы, включая: пресечение массовых беспорядков; розыск и задержание вооруженных и иных особо опасных преступников, совершивших побег; освобождение заложников; пресечение террористических акций.

В ст. 85 УИК РФ законодатель выделил следующие виды особых условий: стихийное бедствие, чрезвычайное, особое и военное положение, массовые беспорядки и групповое неповиновение осужденных в ИУ. По мнению автора, к ЧО, критически дезорганизующим деятельность УИС и определяющим особые условия их функционирования, необходимо отнести не только основания, указанные в ч. 1 ст. 85 УИК РФ, но и следующие:

— групповой и вооруженный побеги лиц, содержащихся в местах лишения свободы;

— захват заложников в местах лишения свободы;

— нападение на ИУ или объект УИС.

Анализ работы правоохранительных органов позволил сделать вывод о том, что современный этап развития органов предварительного расследования ознаменовался повторением ошибок прошлых лет: вновь расширен круг органов предварительного следствия, дознания, что усложнило и без того несовершенную систему взаимодействия между ними. Не всегда помогает и надзорная роль прокуратуры, которая сама по делам, отнесенным к ее подследственности, выступает в качестве органа предварительного следствия. Нерешенным остается вопрос о структуре и месте следственного аппарата в системе правоохранительных органов. Целесообразным представляется создание ФСР. Первым шагом на пути создания ФСР является Федеральный закон «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» от 6 июня 2007 г . № 90-ФЗ.

В заключении автором подведены итоги исследования, сформулированы основные предложения, выводы и рекомендации.

В приложении к диссертации представлены опросные листы и акты приемки научной продукции.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работах автора:

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определенных ВАК Министерства образования и науки РФ

1. Страхов, А. В. Предварительное следствие по уголовным делам о пенитенциарных преступлениях: постановка проблемы / А. В. Страхов // Рос. следователь. — 2007. — № 1. — 0, 26 п.л.

2. Страхов, А. В. Проблема определения подследственности уголовных дел по пенитенциарным преступлениям (на примере деятельности следственных подразделений прокуратуры) / А. В. Страхов // Вестн. Вла-дим. юрид. ин-та. — 2007. — № 1(2). — 0,37 п.л.

3. Страхов, A. В. Борьба с пенитенциарной преступностью: из истории вопроса / А. В. Страхов // Особенности уголовно-процессуальной деятельности в органах и учреждениях ФСИН России : сб. материалов меж-вуз. науч.-практ. семинара, Вологда, 31 окт. 2006 г . / под ред. А. А. Крымова ; Вологод. ин-т права и экономики ФСИН России. — Вологда, 2006. -0,43 п.л.

4. Страхов, А. В. Предварительное следствие по уголовным делам о преступлениях, совершаемых в исправительных учреждениях ФСИН России : науч. изд. / А. В. Страхов ; под ред. С. В. Бажанова. — Владимир, 2007.-3,3 п.л.

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Еще по теме:

  • Нужно менять паспорт после развода А вы знаете, как поменять фамилию после развода на девичью? Для того чтобы после развода вернуть девичью фамилию, требуется немало времени и усилий. Чтобы не размышлять, какие документы и куда нужно подавать, а также какие последствия наступят в […]
  • Ч 3 ст 308 гк рф судебная практика Ч 3 ст 308 гк рф судебная практика Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые […]
  • Договор на оказание услуг связи мгтс Заключение, переоформление договора Порядок заключения и переоформления договора об оказании услуг телефонной связи соответствует действующим Правилам оказания услуг местной, внутризоновой, междугородной и международной связи, утвержденным […]
  • Хохлов сергей анатольевич адвокат В данный реестр включены профессиональные юристы, которым присвоен статус адвоката в городе Москве. Лица, не включенные в настоящий реестр либо в реестры адвокатских палат других регионов отношения к адвокатской деятельности не имеют! В связи с […]
  • Пересечение границы из украины в россию на авто по доверенности Пересечение границы на автомобиле Мир стал намного шире. Теперь жители бывшего Союза могут беспрепятственно выезжать в Европу и Азию, пересекая границу на собственном автомобиле. Страны, которые раньше были труднодоступными, без проблем принимают […]
  • Заявление об установлении факта признания отцовства от отца образец Заявление об установлении факта признания отцовства от отца образец Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ […]