Нарушение прав на защиту в гражданском процессе

Право на защиту в уголовном судопроизводстве, или Защищайтесь, сударь!

В конце июня Пленум ВС РФ разъяснил некоторые особенности статуса защитника в уголовном процессе (Постановление Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве»; далее – Постановление). Причем обсуждение этого Постановления среди юристов началось задолго до его принятия. Рассмотрим, какие нормы содержатся в этом документе, и почему он вызвал такой интерес в юридической среде.

Право на отвод недобросовестного защитника

Еще до первого обсуждения проекта Постановления ознакомившиеся с ним юристы выразили опасения по поводу того, что в случае его принятия судьи смогут оценивать деятельность адвокатов и отстранять их от участия в процессе без согласия обвиняемых. Безусловно, возможное предоставление судам права на такие радикальные меры не могло остаться незамеченным в адвокатской среде. Данная информация не подтвердилась, однако во время первого обсуждения ВС РФ проекта документа, которое прошло 4 июня, внимание юристов приковала уже другая норма. Согласно ей, судам следует реагировать на недобросовестное осуществление обвиняемым и его защитником их правомочий в уголовном судопроизводстве. Сложно перечислить все примеры, которые могут проиллюстрировать такую недобросовестность, – от затягивания ознакомления с материалами дела до фактов осуждения адвокатом доверителя и совершения защитником процессуальных действий, противоречащих интересам обвиняемого. При этом в проекте Постановления не говорилось, как следует поступать судьям при недобросовестных действиях со стороны обвиняемого и его защитника.

Для составления договора оказания юридических услуг воспользуйтесь
Конструктором правовых документов
в интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Во избежание неправильного толкования данного положения Суд исключил его из итогового текста Постановления. Судья ВС РФ Игорь Таратута так прокомментировал решение Суда: «Согласившись с прозвучавшей на прошлом заседании критикой, редакционная комиссия сочла необходимым исключить данный абзац и изложить иную, менее жесткую формулировку по этой проблеме, перенеся ее в п. 18, в котором разъясняются формы реагирования суда на выявленные им нарушения или ограничения права обвиняемого на защиту». Теперь суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса (п. 18 Постановления). По мнению эксперта «Правовой сервис 48Prav.ru» Дениса Ковалёва, данная формулировка в известной степени дает судам свободу для принятия решений, поскольку такая категория, как недобросовестность, является субъективной – например, заявление адвокатом ходатайства, которое в дальнейшем было отклонено судом, тоже можно расценить как недобросовестное поведение, обвинив адвоката в том, что он мог предвидеть этот отказ.

Много дискуссий вызвала также норма об отводе адвоката. ВС РФ счел, что если между интересами обвиняемых, защиту которых осуществляет один адвокат, выявятся противоречия, то такой адвокат подлежит отводу (п. 10 Постановления). Это относится и к случаям, когда защитник в рамках данного или выделенного из него дела оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого. «С учетом выступлений присутствующих на предыдущем заседании Пленума и замечаний Генеральной прокуратуры РФ уточнена редакция последнего абзаца п. 10. Теперь в нем разъяснено, что не исключается возможность отвода защитника и в иных случаях выявления противоречий между интересами защитника и интересами его клиента, которые не позволяют данному защитнику участвовать в деле», – пояснил Игорь Таратута. Так, в качестве противоречий может рассматриваться, например, признание обвинения одним подсудимым и оспаривание его другим по одним и тем же эпизодам дела или изобличение одним обвиняемым другого.

Партнер компании «КОНСИЛЬЕРЕ» Сергей Ершов считает, что это положение позволит судьям удалять из процесса «неугодных» защитников: «Принимая во внимание сложившийся в судах обвинительный уклон, предоставление судам инициативы по отводу адвокатов представляется странным и не способствующим соблюдению права на защиту». А управляющий партнер адвокатского бюро «Падва и партнеры» Генрих Падва рассказал в интервью порталу ГАРАНТ.РУ, что расценивает данную позицию как абсолютно оправданную. «Может ли эта норма привести к злоупотреблениям со стороны судей? Конечно, может, но явных поводов для этого я не усматриваю», – добавил он.

ВС РФ разъяснил также, что когда защиту обвиняемого осуществляют несколько приглашенных им адвокатов, неявка кого-либо из них при надлежащем уведомлении о дате, времени и месте судебного разбирательства не препятствует его проведению при участии хотя бы одного из адвокатов (п. 12 Постановления). Эксперты подчеркивают, что данная норма идет вразрез со ст. 48 Конституции РФ, закрепляющей право обвиняемого пользоваться услугами избранного им защитника. «На практике возможны ситуации, когда защиту одного обвиняемого осуществляет целая группа адвокатов, у каждого из которых свои задачи, цели и функции. Данный пункт Постановления указывает судам на возможность рассмотрения дела при участии хотя бы одного из защитников обвиняемого, независимо от причин неявки иных защитников, позиции обвиняемого и фактических обстоятельств дела. Такая инициатива суда напрямую влияет на возможность обвиняемого защищаться по уголовному делу, поскольку ограничивает тактику и способы защиты обвиняемого, согласованные с его защитниками», – заявляет Сергей Ершов.

Право на назначение защитника

Участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если обвиняемый не отказался от него в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ (ч. 1 ст. 51 УПК РФ). ВС РФ пояснил, что если обвиняемый не воспользовался своим правом на приглашение защитника и при этом не заявил в установленном порядке об отказе от защитника либо такой отказ не был принят судом, суд должен сам принять меры по назначению защитника. В этом случае обвиняемый не может выбрать себе конкретного адвоката (п. 14 Постановления). Председатель Московской коллегии адвокатов «Юлова и партнеры» Елена Юлова считает данную норму абсолютно справедливой: «Адвокат по назначению привлекается в определенном порядке, поэтому им необязательно будет лицо, которое хочет видеть в качестве защитника подсудимый. Если же подсудимый настаивает на защите конкретным адвокатом, у него есть право самостоятельно либо через третьих лиц заключить с ним соглашение на защиту. Если для него это невозможно по материальным соображениям – тут уж ничего не поделаешь». А вот Сергей Ершов полагает, что эта мера позволит назначать «удобного» для суда защитника, что не будет способствовать защите прав обвиняемого.

ВС РФ еще раз акцентировал внимание на том, что заявление обвиняемого об отказе от защитника ввиду отсутствия средств на оплату услуг адвоката либо неявки в судебное заседание приглашенного им или назначенного ему адвоката, а также об отказе от услуг конкретного адвоката не может расцениваться как отказ от помощи защитника, предусмотренный статьей 52 УПК РФ (п. 13 Постановления). Впервые такую позицию высший суд страны высказал еще в конце 70-х годов прошлого века (Постановление Пленума ВС СССР от 16 июня 1978 г. № 5 «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту».

Обеспечение права на защиту действует на всех стадиях уголовного судопроизводства (п. 1 Постановления). Юристы советуют обратить внимание на эту позицию Суда. «На практике в прокуратуру не приглашают на дружескую беседу. Поэтому, имея возможность прийти туда вместе со своим защитником, стоит ею воспользоваться. В Постановлении отмечается, что право на защиту имеют лица еще на стадии проведения доследственных проверок. Это принципиальный момент», – считает руководитель Московской коллегии адвокатов «Курганов и партнеры» Алексей Курганов.

Спорной признают специалисты следующую позицию ВС РФ. Право на приглашение защитника не означает право обвиняемого выбирать в качестве защитника любое лицо по своему усмотрению и не предполагает возможность участия в деле любого лица в качестве защитника. Защиту обвиняемого в досудебном производстве вправе осуществлять только адвокаты (п. 10 Постановления). Как отметил юрист, член Общественной наблюдательной комиссии г. Москвы Максим Пешков, данная позиция Суда противоречит ч. 2 ст. 49 УПК РФ. Согласно этой норме, в качестве защитника наряду с адвокатом может быть допущен один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, а при производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката. «Поскольку ч. 2 ст. 49 УПК РФ находится в общей части УПК РФ, очевидно, что она распространяется на все стадии уголовного судопроизводства: как на досудебную, так и на судебную. Кроме того, обвиняемый, по уголовному делу которого назначено судебное разбирательство, именуется подсудимым. Использование законодателем в ч. 2 ст. 49 УПК РФ термина «обвиняемый», а не «подсудимый» также позволяет сделать вывод в пользу возможности допуска близкого родственника на стадии досудебного производства. Таким образом, между УПК РФ и Постановлением имеется существенное расхождение», – считает Максим Пешков.

ВС РФ, тем не менее, все же упоминает о допуске одного из близких родственников обвиняемого или иного лица в качестве защитника уже на судебной стадии производства по делу. Отмечается, что при разрешении соответствующего ходатайства обвиняемого суду следует учитывать характер, особенности обвинения, а также согласие и возможность привлекаемого лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу. В случае отказа в удовлетворении такого ходатайства решение суда должно быть мотивированным (п. 10 Постановления).

Нарушение прав обвиняемого

ВС РФ в очередной раз настоятельно порекомендовал судам проверять, извещены ли стороны о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за пять суток до его начала, как того требует процессуальное законодательство (ч. 4 ст. 231 УПК РФ). Одновременно с этим ВС РФ дал неоднозначное толкование этой нормы. Он отметил, что при несоблюдении указанных сроков суд должен выяснить у обвиняемого, имел ли он достаточное время для подготовки к защите. Если суд признает, что этого времени было явно недостаточно, а также в иных случаях по просьбе обвиняемого суду следует объявить перерыв в судебном заседании либо отложить его на определенный срок (п. 5 Постановления). «Проверка того, достаточно ли времени было у обвиняемого для подготовки к защите при условии нарушения сроков его извещения, фактически остается на усмотрение суда. Это значит, что на практике возможен формальный подход суда к обеспечению права обвиняемого на защиту, выражающийся отметкой в протоколе судебного заседания «о достаточности времени на подготовку к судебному заседанию», – сетует Сергей Ершов.

ВС РФ обращает внимание на то, что оправдательный приговор может быть изменен по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту лишь в части, касающейся основания оправдания, и только по жалобе оправданного, его защитника, законного представителя и (или) представителя (ч. 3 ст. 389.26 УПК РФ). Отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту, подчеркнул Суд, не допускается (п. 19 Постановления). А обвинительный приговор, определение, постановление суда первой инстанции могут быть отменены или изменены в сторону ухудшения положения осужденного не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя или их представителей, в том числе законных. При новом рассмотрении дела в суде первой или апелляционной инстанции после отмены обвинительного приговора в связи с нарушением права обвиняемого на защиту, а также по иным основаниям, не связанным с необходимостью ухудшения положения обвиняемого, не допускается применение закона о более тяжком преступлении, назначение обвиняемому более строгого наказания или любое иное усиление его уголовной ответственности (п. 20 Постановления). Данная позиция Суда направлена на улучшение положения обвиняемого.

Нарушение судебного порядка

Если обвиняемый нарушает порядок в судебном заседании, не подчиняется распоряжениям председательствующего или судебного пристава, то в зависимости от характера нарушений председательствующий предупреждает его о недопустимости такого поведения либо выносит мотивированное решение об удалении из зала заседания на определенный период (ч. 1 ст. 258 УПК РФ). ВС РФ добавил, что обвиняемый может быть удален, например, до окончания судебного следствия или завершения прений сторон, либо на период допроса потерпевшего или свидетеля. Право суда удалить обвиняемого должно быть разъяснено в подготовительной части судебного заседания (п. 8 Постановления).

При этом если обвиняемый удален из зала судебного заседания, а дело слушается в отсутствие защитника, суд принимает меры к его назначению (п. 9 Постановления). Таким образом, данная норма фактически расширяет установленные ч. 3 ст. 258 УПК РФ возможности суда по удалению нарушителя порядка, поскольку позволяет суду удалить подсудимого не только до окончания прения сторон, как указано в этой норме, но и на более короткий срок.

Закон не предусматривает обязанность суда уведомлять обвиняемого по возвращении в зал судебного заседания о содержании проведенных в его отсутствие судебных действий и исследованных доказательствах. Однако при подготовке окончательной версии Постановления ВС РФ включил в него положение о том, что по просьбе обвиняемого суд должен предоставить ему время для обращения за помощью к своему адвокату и получения от него указанной информации. «Полагаю, что такое право должно разъясняться обвиняемому председательствующим вместе с регламентом судебного заседания и возможными последствиями удаления обвиняемого в случае его нарушения», – высказался Игорь Таратута.

§ 1. Право на судебную защиту и правосудие

Судебная власть (правосудие) в Российской Федерации осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ст. 118 Конституции РФ).

Содержанием правосудия по гражданским делам является рассмотрение и разрешение гражданско-правовых споров и других дел, связанных с защитой прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций.

Право на судебную защиту Конституция РФ гарантирует каждому (ст.

Правосудие по гражданским делам осуществляется только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией РФ и Законом о судебной системе РФ.

Правосудие является методом реализации правоохранительной функции государства.

Судебную систему в Российской Федерации в соответствии с Конституцией РФ и Законом о судебной системе РФ составляют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации .

В Государственной Думе обсуждается проект Федерального конституционного закона «О федеральных административных судах в Российской Федерации».

Судопроизводство по гражданским делам осуществляется судами общей юрисдикции и федеральными арбитражными судами.

К судам общей юрисдикции относятся: Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды.

В систему арбитражных судов входят Высший Арбитражный Суд РФ, федеральные арбитражные суды округов (арбитражные кассационные суды), арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды субъектов РФ.

Защита права представляет собой деятельность уполномоченных лиц по применению способов защиты, предусмотренных отраслевым законодательством (гражданским, трудовым, семейным, земельным и др.). Гражданско-правовые способы защиты перечислены в ст. 12 ГК РФ: признание права; восстановление положения, существовавшего до нарушения права; пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности; применение последствий недействительности ничтожной сделки; признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; другие способы.

Защита гражданских прав осуществляется в различных формах, т.е. в определенном законодательством порядке, тем или иным юрисдикционным органом. Различают общий (судебный и внесудебный), специальный (административный) и исключительный (самозащита права) порядок защиты гражданских прав.

Наибольшее распространение получил общий порядок защиты прав. В общем порядке защиту нарушенных или оспоренных прав осуществляют суд общей юрисдикции, арбитражный суд, третейский суд в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством.

Внесудебные процедуры представлены у нас третейскими судами и посредничеством (развито пока слабо).

Охрану бесспорных гражданских прав также осуществляют нотариусы и другие должностные лица, которым законом предоставлено право совершать нотариальные действия.

Защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. При этом решение, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд.

Самозащита гражданских прав осуществляется самим управомоченным лицом и не имеет никакого отношения к процессу.

Судебная власть при защите гражданских прав судами осуществляется посредством гражданского судопроизводства, что является особой процессуальной деятельностью суда.

Деятельность суда по рассмотрению и разрешению гражданского дела урегулирована нормами ГПК РФ. Деятельность же иных органов по защите нарушенных прав и интересов регулируется отдельными законами .

См.: Трудовой кодекс РФ, Закон о третейских судах и др.

Исходя из изложенного, гражданский процесс представляет собой процессуальную форму защиты гражданских прав, возложенную законом на специально создаваемые уполномоченные органы. Иными словами, гражданский процесс — это осуществляемая в особой процессуальной форме деятельность суда (гражданское судопроизводство) и иных специально уполномоченных законом органов по защите гражданских прав.

Судебная защита гражданских прав наиболее регламентирована, универсальна, обеспечивает наибольшие гарантии правильного применения закона. Кроме того, в правовом государстве судебная власть обладает приоритетом над иными ветвями власти в вопросах защиты прав и охраняемых законом интересов.

В силу приоритета судебной защиты гражданских прав над иными формами защиты нередко под гражданским процессом понимают гражданское судопроизводство, т.е. порядок рассмотрения и разрешения судами гражданских дел, определяемый нормами процессуального законодательства.

В юридической литературе и практике часто применяется понятие гражданское дело. Под этим термином можно понимать юридическое притязание одного лица к другому о защите частного интереса, субъективного права, подлежащее рассмотрению и разрешению в судебном порядке. В основе такого дела лежит юридический конфликт, возникающий из частноправовых отношений (гражданских, жилищных, семейных и проч.).

Следует отметить, что гражданско-процессуальная форма используется судами и для разрешения иных дел (административных, финансовых, налоговых и др.).

В основе таких дел лежат уже не частные, а публичные интересы. Эти дела также получили наименование гражданских.

Таким образом, гражданские дела в узком понимании — это дела, возникающие из гражданских (частных) правоотношений, в широком — все дела, рассматриваемые по правилам гражданского судопроизводства.

В специальной литературе активно обсуждается вопрос о разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, по правилам, предусмотренным не ГПК РФ, а специальным законом, а также вопрос о создании системы административных судов в Российской Федерации .

См., например: Зеленцов А.Б., Радченко В.И. Административная юстиция в России (История и современность). М., 2001.

Задачами гражданского судопроизводства согласно ст. 2 ГПК РФ являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел.

Целью гражданского судопроизводства ГПК РФ называет защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов РФ, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений. Гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду (ст. 2 ГПК РФ).

Судебная защита гражданских прав

При нарушении прав и интересов граждан либо организаций другими лицами, а также угрозе их нарушения в будущем, отсутствии их добровольного восстановления устанавливается объективная потребность в применении различных мер защиты (способов защиты).

Способ защиты права – это категория материального (регулятивного) права. Они отражены в статье 12 Гражданского кодекса РФ.

Защита гражданских прав реализуется следующими способами:

– восстановление положения, которое было до нарушения;

– пресечение действий, которые нарушают право или создают угрозу для их нарушения;

– признание оспариваемой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности;

– применение последствий недействительности ничтожной сделки;

– признание недействительными актов государственных или муниципальных органов и т.д.

Принято различать способы и формы защиты права.

Форма защиты права – это категория процессуального плана. Под формой защиты понимают определяемую законом работу компетентных органов по защите интересов, т.е. по определению фактических обстоятельств, применению к ним разных норм, установлению способа защиты, принятию решения и контролю за его исполнением.

Использование вышеперечисленных способов защиты права, т.е. неких мер принуждения в отношении нарушителя, применяется в рамках не одной, а нескольких форм защиты.

Множественность форм защиты связана с действием нескольких факторов. К ним относят: специфику подлежащих защите и охране прав, сложность познания правоотношений и охраняемых прав, степень развития демократических процессов в обществе, правовые традиции.

Процесс защиты нарушенных или оспоренных гражданских прав реализуют в соответствии с подведомственностью дел суды общей юрисдикции (в том числе, мировые судьи, арбитражные и третейские суды).

Защита гражданских прав в административном порядке реализуется только в случаях, которые предусмотрены законом. Согласно статье 11 ГК РФ принятое в административном порядке решение может быть обжаловано в суде.

Функции по охране бесспорных прав и интересов осуществляют также нотариусы и иные должностные лица, которые обладают правомочием на совершение нотариальных действий.

Ряд трудовых споров рассматривают на месте возникновения конфликтов комиссии по трудовым спорам, а коллективные трудовые споры решаются примирительными комиссиями и трудовыми арбитражами.

В системе разных форм защиты права главную роль выполняет судебная форма как универсальная и детально регламентированная положениями гражданского процесса. Она предоставляет надежные гарантии в правильном применении закона, определении действительно существующих прав и обязанностей различных субъектов.

Защита нарушенных прав человека судами общей юрисдикции выступает наиболее эффективной и цивилизованной формой.

Согласно статье 4 ФКЗ «О судебной системе РФ» к судам общей юрисдикции относят:

– Верховный Суд РФ,

– верховные суды республик, краевые и областные суды,

– суды городов федерального значения,

– суды автономной области и автономных округов,

– военные и специализированные суды.

Деятельность судов реализуется в демократической процессуальной форме, которая нацелена, прежде всего, на защиту интересов граждан и организаций. Подобную деятельность называют правосудием по гражданским делам.

Правосудие относят к важнейшим сферам государственной деятельности. Правосудие призвано обеспечить защиту прав и законных интересов отдельных субъектов и всей сложившейся в государстве системы общественных отношений.

Право на судебную защиту – это конституционное право граждан и организаций. В части 1 статьи 46 Конституция РФ отмечено, что каждому гарантирована судебная защита его интересов и свобод. Согласно части 3 статьи 35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.

Судебная власть в рамках охраны гражданских прав судами общей юрисдикции реализуется путем отправления правосудия.

Гражданским процессом (гражданским судопроизводством) называют порядок производства по гражданским делам, который определяется нормами процессуального права.

Под гражданскими понимают дела, которые исходят из широкого набора правоотношений (конституционных, административных, гражданских, трудовых, семейных и т.д.).

К задачам гражданского судопроизводства относят защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и интересов граждан и организаций, охрану государственных и общественных интересов, предупреждение правонарушений.

§ 2. Право на судебную защиту

§ 2 Право на судебную защиту

означает, что право па защиту обеспечивается любому лицу: работающему в государственном, общественном, частном, смешанном или ином предприятии, нигде не работающему, пенсионеру, военнослужащему, студенту, школьнику, лицу, находящемуся под следствием или судом либо уже отбывающему наказание, имеющему постоянное место жительства или скитающемуся по городам и весям, дееспособному либо находящемуся под опекой или попечительством (в таких случаях действует его представитель) и т. д. Это право гарантируется не только гражданину Российской Федерации, но и иностранцу, а также лицу без гражданства. Причем защите подлежат любые права п свободы, в каком бы документе они ни были закреплены — в Конституции, отраслевых законах, других нормативных пли индивидуальных правовых актах. Это следует из смысла ч. 1 ст. 55 Конституции, установившей, что сам факт перечисления в Конституции основных прав и свобод не должен толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. Таким образом, право на судебную защиту имеет универсальный характер, оно пе знает никаких исключений. В этом смысле рассматриваемая норма Конституции РФ находится в полной гармонии с требованиями, сформулированными в ст. 8 Всеобщей декларации прав человека: «Каждый человек имеет право па эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его прав, предоставленных ему Конституцией или законом».

Конституционно гарантированное право на судебную защиту выступает в виде правоотношения, на одной стороне которого находится лицо, обратившееся за защитой, а на другой — суд, обязанный рассмотреть жалобу этого лица и при-пять законное и обоснованное решение. Но — и это очень специфично — охранительный аспект права на судебную защиту действует изначально и постоянно, он «работает» п до возникновения юридического факта (подачи жалобы), порождающего правоотношение. Всякое заинтересованное лицо является субъектом процессуального права на обращение в суд (ст. 3 ГПК), по участником процессуального -отношения оно становится только после того, как в результате его инициативы это правоотношение возникло и сконструировалось в виде определенного набора прав и обязанностей между подавшим жа-

Глава XI. Судебная защита прав и свобод

лобу, соответствующим судом и другими лицами, участвующими в деле.

Что касается суда как участника процессуального отношения, то независимо от того, какой именно суд рассматривает и разрешает конкретную жалобу, он действует на общих для всех судов, да и всей системы правосудия конституционных принципах: законности, гласности, состязательности, равноправия сторон, уважения чести и достоинства личности, недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением закона, и др.

Обязанность рассматривать обращения граждан возложена на каждый суд, входящий в судебную систему страны. Прежде всего это федеральные суды общей юрисдикции (районные, краевые, областные, городов Москвы и Санкт-Петербурга, верховные суды республик, суды автономной области, автономных округов, Верховный Суд РФ, военные и специализированные суды), федеральные арбитражные суды (субъектов Федерации, округов, Высший Арбитражный Суд РФ), Конституционный Суд РФ, а также суды субъектов Российской Федерации (мировые судьи, конституционные (уставные) суды). Гражданин вправе подать жалобу на нарушение его прав и свобод в любой из перечисленных судов, но с непременным соблюдением правил о подсудности.

Эти правила предусматривают три вида подсудности: 1) предметную (по роду, характеру дел); 2) территориальную (в зависимости от места совершения преступления, места окончания предварительного расследования, места проживания истца или ответчика); 3) персональную (она зависит от характера деятельности или должностного положения подсудимого). Обращение гражданина в суд регулируется заранее установленными законом и потому общеизвестными правилами. Эта общеизвестность позволяет каждому рассчитывать на рассмотрение его жалобы не специально подобранным по чьей-то воле судьей, а только тем, который еще до возникновения у данного лица потребности в судебной защите был предопределен законом.

Здесь следует напомнить о чрезвычайно важном принципе, впервые сформулированном в ч. 1 ст. 47 Конституции РФ: «Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено

§ 2. Право на судебную защиту

законом». Это право, широко известное на Западе как право на законного судью, на «своего» судью (см., например, ст. 101 Конституции ФРГ), никогда не фигурировало у нас, даже теоретически, среди прав человека и гражданина. Практика же в необходимых случаях обращалась к нормам УПК и ГПК, в которых предусмотрены различные основания и способы изменения установленной законом подсудности дел. Среди них — изъятие вышестоящим судом любого дела, подсудного нижестоящему, и принятие его к своему производству или передача дела в другой нижестоящий суд. Причем основания изменения подсудности сформулированы беспредельно широко: «. в целях наиболее быстрого, полного и объективного рассмотрения дела, а равно в целях наилучшего обеспечения воспитательной роли судебного разбирательства дела» (ст. 44 УПК, ст. 123 ГПК). Это практически исключало возможность проконтролировать действительную надобность в изменении подсудности. Более того, в такой неопределенности были потенциально заложены неограниченные возможности для манипулирования делами и судами в политических, карьеристских и иных далеких от правосудия целях. И уж, конечно, обвиняемый не мог быть уверен, что никакому другому суду, кроме того, который определен законом, не будет позволено распорядиться его достоинством, имуществом, свободой и тем более жизнью. Не было уверенности в законности суда и у сторон в гражданском процессе.

Поправки, внесенные в УПК и ГПК в 1995 — 1996 гг., частично исправили положение. Они установили, что истребование дела в вышестоящий суд допускается только с согласия или по ходатайству обвиняемого (по уголовным делам) либо с согласия сторон (по гражданским делам). Однако закон по-прежнему оставляет на усмотрение председателя суда субъекта Федерации возможность передавать дела из одного нижестоящего суда в другой того же уровня без согласия сторон и, главное, не требуя от него вынесения мотивированного процессуального акта с указанием конкретных причин изменения подсудности, т. е. акта, который позволил бы в случае необходимости проверить обоснованность такой крайней меры. Как указал Конституционный Суд РФ, рассмотревший соответствующие жалобы граждан, установленный ст. 44 УПК и ст. 123 ШК порядок изменения подсудности не исключает возможности ре-

Гл;ша XI. Судебная .защита прав и свобод

§ 2. IIрано на судебную защиту

темня вопроса о передаче дела в тот или ином суд произвольно, па основе субъективных представлений должностных лиц, действующих вис рамок судебной процедуры. Тем самым создается нормативная предпосылка для нарушения закрепленных Конституцией принципов и положений, относящихся к осуществлению правосудия, в частности права каждого на рассмотрение его дела в том суде п тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. По изложенным основаниям Конституционный Суд постановлением от 16 марта 1998 г. признал ст. 44 УПК и 123 ГПК не соответствующими Конституции РФ. Надо надеяться, что разрабатываемое ныне повое процессуальное законодательство не оставит лазеек для нарушения права граждан па законного судью.

Гражданский кодекс Российской Федерации, введенный в действие с 1 января 1995 г., содержит специальную норму о судебной защите гражданских прав (ст. 11). В пей предусмотрено, что защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляют в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суды общей юрисдикции, арбитражные суды или третейские суды. То есть защита гражданских прав по суду — основной способ защиты. Правда, в этой же норме ГК сделана оговорка, что граждане могут искать защиту и в административных органах (милиция, санитарная инспекция, технадзор, городское самоуправление п т. д.). Но, во-первых, такие случаи сравнительно малочисленны и они должны быть четко обозначены в законе. Во-вторых, любое решение, принятое по жалобе в административном порядке, может быть пересмотрено в суде. В конечном итоге именно судебная защита прав, свобод и законных интересов выступает для гражданина как высший, кульминационный, завершающий этан его обычно долгих хождений н мытарств в лабиринтах бюрократических препон.

Институт подведомственности, о котором упоминает ст. 1′ ГК, регулирует защиту прав и охраняемых законом иптересо!] в гражданском судопроизводстве таким образом, что подавляющее большинство дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции, это те, в которых одной из сторон являются граждане. Поскольку в суды поступает ежегодно в среднем почти 1,5 млн гражданских дел н учитывая постоянную тенденцию к увеличению их числа, нетрудно сделать вывод, что гражданский про-

цесс выступает в качестве эффективного способа защиты прав, свобод и законных интересов личности.

Судебная власть в сфере разрешения гражданских споров реализуется в трех видах гражданского судопроизводства — исковом, производстве по делам, возникающим из административно-правовых отношений, н особом производстве. Каждому из них присущи характерные признаки, но главенствующую роль но своим масштабам играет, конечно, исковое производство (примерно 75 процентов всех гражданских дел). В этом порядке, т. е. путем подачи исков, граждане отстаивают в суде свои субъективные нрава п охраняемые законом интересы, возникающие из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, пенсионных, земельных и иных правоотношений.

Право па обращение в суд (право на предъявление иска) может быть реализовано только при наличии определенных условий, предусмотренных ГПК. Среди них — подсудность дела данному суду, дееспособность истца, наличие у представителя истца надлежаще оформленных полномочий, должным образом составленное заявление (исковое требование), уплата в указанных законом случаях государственной пошлины1. Если перечисленные условия соблюдены, суд обязан принять к рассмотрению иск (заявление) гражданина. Отказ в принятии иска может последовать только при обнаружении ряда процедурных факторов, делающих невозможным исковое производство (например, дело вообще неподведомственно суду, отсутствует требуемое законом предварительное внесудебное рассмотрение дела, имеется вступившее в законную силу решение

1 Чтобы облегчить гражданам обращение в суд .ча защитой, законодатель но многих случаях освобождает их от уплаты госпошлины н возмещения других судебных издержек, связалпых с рассмотрением жалобы. От уплаты судебных расходов в доход государства освобождаются истцы по искам о взыскании заработной платы н другим требованиям, связанным с трудовой деятельностью, но искам, вытекающим из авторского права п смежных прав; по искам о взыскании алиментов, о возмещении вреда, причиненного увечьем пли иным повреждением здоровья, а также гибелью кормильца; по искам о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением. Стороны не оплачивают издержки по спорам, связанным с возмещением ущерба, причиненного гражданину незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения иод стражу либо незаконным наложением административного взыскания в виде ареста пли исправительных работ. Суд вправе-освободить гражданина от уплаты (полностью плп частично) судебных расходов н в Других случаях, а также отсрочить или рассрочит]) их уплату (ст. 80, 81 ГПК).

Глава XI. Судебная защита нрав и свобод

суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям — ст. 129 ГПК). Эти правила в своей совокупности устанавливают тот процессуальный порядок, в рамках которого «всякое заинтересованное лицо вправе. обратиться в суд за защитой нарушенного пли оспариваемого права или охраняемого законом интереса» (ст. 3 ГПК).

Для гражданского процесса в целом и для института обращения за защитой в суд в особенности характерно и специфично применение принципа диспозитивности, который означает возможность лица самостоятельно, по собственному усмотрению располагать своими субъективными правами — как материальными, так и процессуальными. Процессуальная днспози-тнвность есть продолжение и прямое следствие дпспозитнвио-сти материальных (регулятивных) правоотношений, поскольку граждане приобретают и осуществляют свои гражданские права «своей волей и в своем интересе» (ст. 1 ГК). Иными словами, гражданин вправе обратиться в суд в поисках защиты, но он может и не делать этого. Заставить его быть истцом, жалобщиком или заявителем не дано никому. Если же иск заявлен, то гражданин вправе изменить основания или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований (если у него появилась дополнительная информация по делу, если стороны в ходе судебного разбирательства согласились по ряду спорных вопросов и т. д.) и даже полностью отказаться от иска (ст. 34 ГПК). Представляется, что в современных условиях, в контексте новых политических и правовых реалий начало диспозитивности («распоряжаемости») в гражданском судопроизводстве наиболее рельефно выражает главную идею статуса личности в пока еще очень медленно нарождающемся в России гражданском обществе — ее свободу, самостоятельность, индивидуальность, самобытность, автономность. Право на обращение в суд (правосубъектность) есть у всех и каждого, оно естественно и неотчуждаемо.»Но прибегнуть к нему либо, напротив, использовать для защиты своих прав и свобод другие способы, не запрещенные законом (ст. 45 Конституции РФ), в том числе заняться самозащитой своих гражданских нрав (ст. 14 ГК), — дело сугубо личное. Решение этого вопроса не подконтрольно ни обществу, ни государству, оно принадлежит только конкретному индивиду — ценнейшей субстанции гражданского общества.

§ 2 Прано на судебную защиту

Конституционное право на судебную за]цигу при определенных условиях может быть реализовано гражданином и в такой специфической форме осуществления судебной власти, как арбитражное судопроизводство. Арбитражные суды рассматривают и разрешают экономические споры, в том числе те, одной из сторон которых являются граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющие статус предпринимателя. Естественно, что граждане-предприниматели вправе рассчитывать на защиту своих прав и охраняемых законом интересов в арбитражных судах, куда они могут обратиться с соответствующим иском (ст. 2 Арбитражного процессуального кодекса РФ, принятого 5 апреля 1995 г.). В арбитражном судопроизводстве, как и в гражданском, действует принцип диспозптивпостн, поэтому обращение в арбитражный суд целиком зависит от волн и усмотрения предпринимателя, это его «свернутое» право, потенциально обеспеченное законом.

Право гражданина на защиту в арбитражном суде бесспорно. Вопрос в другом: в каких случаях предпринимателю нужно обращаться в общий (гражданский) суд, а в каких — в арбитражный?

Мы не будем углубляться здесь в проблему разграничения полномочии судов общей юрисдикции и арбитражных. Компетенция этих судов подробно регулируется соответствующими нормами ГПК и АПК. Важные критерии разграничения компетенции изложены в совместном постановлении Пленума Верховного Суда и Пленума Высшего Арбитражного Суда России от 18 августа 1992 г. «О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам»1. Тем не менее в литературе высказан взгляд, что нынешнее разграничение полномочий между общими и арбитражными судами — искусственное, ибо и тс, и другие рассматривают, по существу, гражданские споры, поэтому обращение граждан-предпринимателей в арбитражные суды, низовое звено которых находится не в районе, как у общих судов, а в главном городе субъекта Федерации, создает для них дополнительные препятствия, ставит их в неравное положение с другими гражданами, которые могут по тем же вопросам обращаться в районные суды.

1 См Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации 1992 № 1 С 84-87

Глава XI. Судебная защита прав п свобоД \

Если бы такая оценка была высказана как довод в пользу упразднения в будущем арбитражных судов и преобразования двух видов судопроизводства в одно — гражданское, то такое предложение, сделанное с1е Ь^с ^егепс1а, вряд ли могло вызвать возражения. Ио М.С. Шакарян относит своп выводы не к будущему.

Согласиться с этой точкой зрения нельзя. Во-первых, действуют Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и Арбитражный процессуальный кодекс РФ, т. с. наличествуют два главных конструктивных элемента, создающих особый вид судопроизводства (подобно гражданскому и уголовному). Во-вторых, обособленность гражданского и арбитражного судопроизводства подтверждена Конституцией, которая закрепила существование двух высших судебных органов — Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, каждый из которых возглавляет самостоятельную подсистему судов (ст. 126 и 127). Двух высших судов для одного какого-либо вида судопроизводства было бы многовато. В-третьих, Конституция предусмотрела необходимость иметь наряду с граждански-процессуальным и арбитраж-но-процессуалыгае законодательство (п. «о» ст. 71), что предполагает значительные различия в регулировании судебной процедуры, порождаемые в свою очередь различиями в самом предмете (характере) материальных правоотношений. Такие различия действительно есть, и немалые. Если бы их не было, то зачем два вида судов и два вида судопроизводства? Такая роскошь непозволительна.

В качестве одного из аргументов против признания арбитражного процесса самостоятельным видом судопроизводства ссылаются на отсутствие этого вида в перечне ч. 2 ст. 118 Конституции. Конституционное, гражданское, административное, уголовное судопроизводство там есть, а вот арбитражного пег. По мнению М.С. Шакарян, это «неслучайно»2. Конечно, в тексте

1 ШакчряпМ.С. Защита прав человека п гражданина в порядке гражданского судопроизводства // Общая теория прав человека. М., 1996. С. 235. 1 Там же.

§ 2. Право на судебную защиту 325

Конституции случайности, но идее, должны быть исключены. Но если арбитражного судопроизводства нет, то зачем Конституция предусматривает создание арбитражно-процессуалыюго законодательства? Ведь «судопроизводство» и «процесс» — это слова-синонимы. Если в соответствии со ст. 127 Конституции Высший Арбитражный Суд «осуществляет в предусмотренных законом процессуальных формах судебный надзор» за деятельностью арбитражных судов, то судебный надзор, да еще в процессуальных формах, не может быть ничем иным, кроме как арбитражным судопроизводством. Поэтому придется признать, что отсутствие в Конституции самого термина «арбитражное судопроизводство» хотя и «не случайно», но недостаточно продумано, противоречит другим конституционным нормам и может быть квалифицировано как пробел в правовом регулировании.

Тем не менее независимо от результатов научной полемики гражданин-предприниматель, чьи права или законные интересы нарушены неправомерными действиями другой стороны, по-прежнему сохраняет оправдавшую себя возможность обра-1 щаться за защитой в арбитражный суд. И это — самое суще-[ ствеиное.

Конституция Российской Федерации, зафиксировав адми-1 нистративное судопроизводство в качестве одного из способов осуществления судебной власти (ч. 2 ст. 118), тем самым! предопределила, что судебная защита прав и свобод граждан> может быть реализована и в этой форме судопроизводства. В принципе это действительно так. Однако возможность для] граждан использовать административное судопроизводство! практически затруднена несовершенством законов, регулирую-] щих отправление правосудия в административной сфере.

До принятия союзных (1987 и 1989 гг.) и российского! (1993 г.) законов об обжаловании в суд действий государственных органов, учреждений и должностных лиц, нарушающих права и свободы граждан, административно-процессуальные отношения между судом (судьей) и гражданином возникали! лишь в тех немногочисленных случаях, когда гражданина привлекали к административной ответственности за совершение! некоторых правонарушений, в число которых входили мелкое| хулиганство, мелкое хищение, мелкая спекуляция и т. п. В 1985 г., когда был введен в действие Кодекс РСФСР об’ административных правонарушениях, судебная форма ответ-

326 Глава XI. Судебная .защита прав и свобод

ственностн применялась лишь по шести составам. Постепенно число их увеличивалось и в настоящее время превысило 50 (см. ст. 202 КоАП). Но привлечение гражданина к административной ответственности по суду, попятно, не равнозначно его обращению в суд за защитой своих нрав. Более того, в этих принципиально разных ситуациях действуют совершенно разные инициативы, импульсы возникновения административного судопроизводства. Естественно, в суд обращаются за защитой и те, кто пострадал от административного правонарушения (потерпевшие). Но такие сравнительно редкие случаи не меняют природу административного судопроизводства как деятельности суда по применению властных, принудительных мер (административных санкций) к гражданам, виновным в совершении административных деликтов. К тому же эта форма судопроизводства сконструирована с точки зрения процедуры весьма упрощенно’, что не вяжется с общепризнанным мнением о судебном разбирательстве как наиболее совершенном способе установления истины.

Другое дело — обжалование в суд действий и решений государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц, которыми нарушены права и свободы граждан. Это реальный судебный контроль за действиями (бездействием) чиновников, причем инициированный гражданами или их представителями (подробно об этом будет сказано в § 5 настоящей главы). Не случайно в литературе по административному праву именно эту деятельность суда рассматривают как результат преломления в сфере административного регулирования права граждан па судебную защиту. Как пишет, например, Д.Н. Бахрах, «рассмотрение судами жалоб граждан на акты должностных лиц и органов исполнительной власти — это административная юстиция или правосудие по административным делам»-.

Но ведь известно, что суды, рассматривающие жалобы граждан па действия и решения должностных лиц в сфере управления, руководствуются нормами гражданского судопроизводства (с некоторыми незначительными особенностями относи-

‘ Подробно об лтом см.: Павлова Е.С. Применение судьей мер административного взыскания. М., 1987. С. 27 — 50. — Бахрах Д.Н. Административное право. М., 1996. С 57 — 58.

§ 2. Право на судебную защиту 327

телыю распределения обязанности доказывания, судебных издержек и др., установленными Федеральным законом «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»). Вряд ли система российского права да и элементарная логика могут позволить считать административным судопроизводством деятельность судов, осуществляемую па основе норм гражданского судопроизводства. Проблема эта возникла не сегодня. Она обсуждается уже много лет’. Решить ее с учетом перечня видов судопроизводства, установленных ч. 2 ст. 118 Конституции РФ, можно, па наш взгляд, только путем создания специального административно-процессуального кодекса или кодекса административного судопроизводства.

В уголовном судопроизводстве право граждан на судебную защиту приобретает специфические черты из-за своеобразия этого вида государственной деятельности. В отличие от гражданского и арбитражного судопроизводства, где доминирует диапозитивное начало, уголовному процессу присущ принцип публичности (официальности), требующий от органов уголовного преследования (прокурора, следователя, дознавателя) «возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления и принять все предусмотренные законом меры к установлению события преступления, изобличению виновных и их наказанию» (ст. 3 УПК). Иными словами, эти должностные лица обязаны начать процесс в силу своего служебного положения (сх оШсю) и независимо от того, просит ли потерпевший о поимке и наказании виновного, и даже вопреки его желанию.

Этот диаметрально противоположный диспозитивности принцип определяет природу уголовного судопроизводства. Обращение потерпевшего за защитой в суд может убыстрить расследование и наказание виновного, но если обращения ист, эго ни в малейшей мере не снимает с органов уголовного преследования обязанности начать процесс, как только им станет известно о совершенном или подготовляемом преступлении. Именно эту обязанность государственных органов имеет в виду

‘ См., например: ЧечошД.М. Административная юстиция. ЛГУ, 1973. С. 89; Ремнсв В. И. Право жалобы и административная юстиция в СССР // Советское государство и право. 1986. № 6. С. 17—19.

328 Глава XI. Судебная защити прав и свобод-

ст. 52 Конституции РФ, когда она устанавливает: «Права ио-Ц терпевших от преступлений и злоупотреблений властью охра-* I няются законом. Государство обеспечивает потерпевшим дос- | туи к правосудию и компенсацию причиненного ущерба». В этой норме ничего пс говорится об инициативе граждан, в пей не упоминается об их праве па обращение в суд. Потому что она касается потерпевших от преступлений — наиболее опасных посягательств на интересы личности и переносит всю тяжесть заботы о таких людях на государство. Именно государственная задача обеспечить неотвратимость наказания каждого преступника (что, естественно, совпадает с интересами потерпевшего) составляет одну из главных целей уголовного судопроизводства.

Поскольку речь идет о праве на судебную защиту как субъективном праве потерпевшего, необходимо сказать о некоторых исключениях из принципа публичности, установленных законом тоже в интересах потерпевшего. Это касается дел так называемого частного и частно-публичного обвинения, которые могут быть возбуждены только при поступлении его жалобы. К делам частного обвинения относятся дела об умышленном причинении легкого вреда здоровью, побоях, клевете, оскорблении. Жалоба потерпевшего в таких делах выражает его реакцию на совершенные в отношении него действия, и эту реакцию надо знать суду, когда он решает вопрос, есть ли в таких действиях (обычно имеющих бытовой характер) состав преступления.

В делах частного обвинения важнейшая задача суда — примирить потерпевшего с обвиняемым, прекратить производство и тем самым сделать излишним вмешательство государственных институтов в личную жизнь граждан. Примирение может быть достигнуто разными способами (добровольное возмещение виновным причиненного потерпевшему вреда, публичное извинение перед потерпевшим, осознание потерпевшим в результате усилий судьи пагубности применения к виновному, особенно несовершеннолетнему, уголовного наказания и др.). Разработана комплексная программа примирительного (восстановительного) правосудия’, элементы которой, с учетом опыта

1 См.: Мтсудов Р., Флямср М., Гсрпсспкоаа А. Институт примирения в уголовном процессе: необходимость н условия развития // Правозащитник, 1998. № 2. С. 38 — 54; Зср X. Восстановительное производство: новый взгляд па преступление н наказание / Пер. с англ. М., 1998.

§ 2. Право на судебную защиту 329

многих европейских стран, могут быть использованы в новом УПК РФ, как и сама тенденция роста категории преступлений, дела о которых целесообразно рассматривать в порядке частного обвинения.

Уголовное судопроизводство по делам частно-публичного обвинения, к которым относятся главным образом дела об изнасиловании без отягчающих обстоятельств, тоже возбуждаются, в отступление от принципа публичности, лишь при наличии жалобы потерпевшей, но в дальнейшем не могут быть прекращены за примирением сторон. Разумеется, это отступление продиктовано не малой общественной опасностью деяния, как в делах частного обвинения, а необходимостью оградить женщину от неизбежной огласки совершенного над пей насилия, если начнется судебный процесс. Это как раз тот случай, когда потерпевшая сама определяет, что для пес важнее — настаивать на возбуждении уголовного дела и наказании виновного или избавить себя от дополнительных моральных страданий. Возможность потерпевшей в делах частно-публичного обвинения свободно распоряжаться своим правом на судебную защиту — еще одно проявление начала диспозитнвностн в уголовном процессе’.

Итак, стержневым принципом уголовного судопроизводства является публичность, которая в огромной мере компенсирует часто недостаточные усилия потерпевших и других лиц добиться защиты от преступления по суду. Но этот принцип не всегда срабатывает должным образом из-за неизбежных различий в правоприменителыгай практике, обусловленных либо несовершенством закона, либо невысоким уровнем профессиональной подготовки должностных лиц, от которых зависит начало уголовного процесса. В таких случаях действия лица, заинтересованного в судебной защите, могли бы скорректировать недостатки практики. Именно эта идея стала центральной в постановлении Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности ч. 4 ст. 113 УПК, которая регулирует

‘ Впрочем, в некоторых случаях, когда дело имеет особое общественное .значение или если потерпевший в силу беспомощного состояния, зависимости от обвиняемого или по другим причинам не может самостоятельно защищать своп права и законные интересы, прокурору предоставляются полномочия возбудить дело частного пли частно-публичного обвинения и при отсутствии жалобы потерпевшего (ст. 27 УПК). Но :>то случаи исключительные.

Глава XI. Судебная защита прав и свобод

порядок обжалования постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенного прокурором, следователем пли органом дознания. Исходя из указанной нормы УПК такое постановление может быть обжаловано только надлежащему прокурору. Тем самым фактически исключается возможность подать жалобу на постановление в суд, что препятствует доступу граждан к правосудию. В результате отказ в возбуждении уголовного дела приобретает характер окончательного решения, оно выпадает из сферы судебного контроля и таким образом оставляет граждан без судебной защиты. Конституционный Суд признал ч. 4 ст. 113 УПК не соответствующей Конституции и предложил Федеральному Собранию внести в УПК необходимые изменения и дополнения (постановление от 29 апреля 1998 г.).

Разумеется, право на обращение в суд в сфере уголовного судопроизводства распространяется не только на потерпевшего, но и на обвиняемого. Но все-таки специфика уголовного процесса такова, что возбуждается он либо по инициативе органов уголовного преследования, либо но жалобе потерпевшего. Использование же права на судебную защиту обвиняемым происходит обычно не в стадии возбуждения уголовного дела, а на более поздних этапах уголовного процесса. В частности, обвиняемый может протестовать против прекращения дела следователем или прокурором и требовать направления его в суд для полной реабилитации. О праве на судебную защиту применительно к обвиняемому будет сказано ниже (см. § 3 настоящей главы).

Чтобы закончить изложение вопроса о праве граждан на обращение в суд, следует, руководствуясь перечнем видов судопроизводства, зафиксированным в ч. 2 ст. 118 Конституции РФ, остановиться на порядке и условиях возбуждения гражданином в свою защиту конституционного судопроизводства. Подробно о конституционном правосудии было сказано в гл. X. Здесь же достаточно отметить, что проверка но жалобам граждан конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле (ч. 4 ст. 125 Конституции РФ), занимает значительное место в деятельности Конституционного Суда РФ, а число поступающих к нему жалоб и об щений граждан увеличивается с каждым годом. Если в 1994

§ 3. Защита прав обвиняемого и потерпевшего в уголовном суде 331

их было 3115, то в 1995 г. — уже 8905, в 1996 г.-9239, в 1997 г.-9361, а в 1998 г.-10 169′.

Такая активизация обращении граждан в Конституционный Суд объясняется несколькими причинами. Во-первых, действующий закон о Конституционном Суде РФ и отличие от прежнего не требует, чтобы жалоба на ираионрименительную практику подавалась в Суд лишь после использования жалобщиком всех обычных способов проверки оспариваемого им решения. Во-вторых, о реальных возможностях Суда помочь гражданину в его споре с властью, в том числе с той, которая издала сомнительный закон, регулярно и достаточно подробно стали сообщать средства массовой информации, и эта своеобразная реклама не осталась незамеченной. В-третьих, рассмотренные Конституционным Судом индивидуальные жалобы затрагивали столь острые и болевые вопросы, что публикация решений, которые, за единичными исключениями, были па стороне граждан, породила у многих дополнительные и очень серьезные надежды на возможность добиться справедливости с помощью средств конституционного контроля. Линия па всемерное обеспечение права граждан обращаться в суд последовательно проводится во многих постановлениях Конституционного Суда РФ (от 5 февраля 1993 г., 3 мая 1995 г., 29 апреля 1998 г., 2 июля 1998г., 6 июля 1998 и др.)2.

Еще по теме:

  • Заполнить декларацию по усн 6 за 2014 год Заполняем декларацию по УСН за 2014 год Новая форма декларации для упрощенной системы была утверждена приказом ФНС России от 4 июля 2014 г. № ММВ-7-3/[email protected], и по ней отчитываются за 2014 год все плательщики УСН (ИП и организации). Последний срок […]
  • Адвокат денисов владимир 26 сентября 1985 года решением президиума Владимирской областной коллегии адвокатов, в целях улучшения правового обслуживания населения, предприятий и организаций Октябрьского района города Владимира и работы в военном суде Владимирского […]
  • Адвокат луценко ставрополь Адвокат луценко ставрополь ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬЗАЩИТА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ Каждый клиент - самый важный!Каждое дело - самое главное! Адвокат Луценко А.В. Квалифицированная юридическая помощь на стадии предварительного следствия и последующих […]
  • Ст 163 ч 2 пункт а Новая практика разрешения дел о вымогательстве В июне этого года УК РФ отметит свое двадцатилетие. Тем не менее за все время его действия не было принято ни одного акта высшего суда, разъясняющего порядок рассмотрения дел о вымогательстве, – суды […]
  • Оценка обязательств приказ МИНИСТЕРСТВО ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ И ТОРГОВЛИРОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Об утверждении федерального стандарта оценки "Оценка бизнеса (ФСО N 8)" В соответствии со статьей 20 Федерального закона от 29 июля 1998 г. N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в […]
  • Дом на двух хозяев калининград Проект AS-2065 Дом на двух хозяев Информация о проекте AS-2065: Дом из Сип-Панелей Дом для двух семей Камин: Есть Фундамент - Ленточный фундамент; Перекрытия - Сип панель; Наружные стены - Сип-панель 174 мм; Кровля - битумная черепица Высота […]